Топ Новое

Сергей Карнаухов: Братья и сестры, сделайте правильный выбор! На кону само существование Армении

13-04-2021, 15:14 Просмотров: Тема дня
13 апреля 2021, 15:14 - NovostiNK
Сергей Карнаухов: Братья и сестры, сделайте правильный выбор! На кону само существование Армении


Была ли в Карабахе война? Можно было избежать трагедии? Кому не нравится эхо из Москвы? Перед каким выбором стоит сегодня армянский народ?
На эти вопросы редакции газеты «Ноев Ковчег» и портала «NovostiNK» ответил Сергей Карнаухов, политик, вице-губернатор Кировской области, вице-губернатор Калининградской области, общественный деятель, писатель


- Сергей Сергеевич, как ветеран боевых действий в Чеченской Республике Вы знаете не понаслышке, что такое война. Как Вы считаете, можно было избежать войны в Карабахе осенью 2020 года?

- Избежать войны было можно, потому что войны не было. Имело место вероломное, циничное, подлое, неожиданное нападение альянса, который формируется на наших глазах.

- Какого альянса?

- Альянса Азербайджана, турецкого султана и боевиков, которые сегодня состоят в услужении Эрдогана. Это подлая история, завязанная на кризисе, который в тот момент переживали США. Мы наблюдаем синхронность происходящих в мире событий, и в этом контексте анализ того, что случилось на Южном Кавказе, приводит к неутешительным выводам.

Войны не было. Того, что произошло, избежать было можно и нужно. Вина лежит на очень многих людях. Надеюсь, что суд истории вынесет им справедливый приговор. Виновные его заслужили. Матери пропавших без вести ребят в Карабахе кончают жизнь самоубийством. Вот таково эхо этой циничной предательской войны.

Если оставить эмоции, очевидно, что трагической ситуации избежать можно было. Вспомним, когда события достигли критической точки, оказалось, что можно договориться даже не за три дня, а за один час. Вспомним, как быстро собрались и подписали договор, хоть такой, но он остановил войну. Для его подписания понадобился всего один час. Не десять, не двадцать, не тридцать лет. Вина за то, что погибли ребята, погибли женщины, которые с автоматами в руках встали на защиту Арцаха, лежит на всех, кто за все эти годы договор не подписал.

- Во время общественно-политической поездки в Армению и Арцах в 2013 году Ваша фамилия была внесена в Азербайджане в чёрный список. Известно, что во время второй Карабахской войны Вам угрожали из-за «проармянской» позиции. Угрозы и давление на Вас продолжаются?

- Ничто не закончилось, потому война не закончилась. Действия в отношении Армении после горячей фазы конфликта продолжаются. Мы с моим близким окружением продолжаем отстаивать позицию независимой, сильной, процветающей, красивой Армении. Не потому что у меня исключительная симпатия к Армении. Дело в другом: Армения – часть моего мира, в который вторглись, и грязными сапогами топтали все, что я так горячо любил.

Сильнейшее давление оказывается на Семена Аркадьевича Багдасарова, нашего пламенного полковника. Больших патриотов Армении, чем он, я не встречал. Патриотов России, русского мира, частью которого он считает Армению. Для него Армения – часть русского мира, который он, чистокровный армянин, бесконечно любит. Семен Багдасаров не видит разницы между армянином и русским. Это взгляд прекрасно образованного человека. Всю глубину русского человека XIX века Семен Багдасаров перенес в наше время. Ему угрожают очень системно. Когда мы пытались разобраться в том, кто угрожает, то поняли, что это, в том числе, люди, близкие к нынешним руководителям Армении. Это именно им не нравится эхо, доносящееся из Москвы.

Что касается давления на меня, оно несколько мягче. Я не являюсь столь влиятельной фигурой как Семен Багдасаров. Но моя позиция не нравится. Не нравится то, что я говорю. У меня есть точки соприкосновения с азербайджанским миром. Это сфера преподавания. Когда я вхожу в аудиторию, понимаю, что раскалываю ее на две части. А аудитория делится так: процентов десять – азербайджанцы, процентов тридцать – армяне, остальные – представители других национальностей. До моего появления они еще как-то терпят друг друга, но когда появляюсь я, сразу становлюсь для них символом непримиримого отношения к межнациональным преступлениям.

Я никогда в жизни не смирюсь и никогда не перестану говорить открыто о том, что снимали на видео и выкладывали в сеть убийство мирного жителя Карабаха - резали голову старику. Когда ты застрелил пленного, это преступление, но даже оно гуманнее, потому что от выстрела нет боли. Но когда я вижу видео, а я у меня собран их целый архив, на котором дедушке режут горло постепенно, с перерывами, издеваясь и смакуя, молчать не буду. После такого зверства эта мразь едет в Россию. Почему не предпринимаются меры, почему злодеяние остается абсолютно безнаказанным? Поэтому когда меня в аудитории спрашивают, как я, как преподаватель, отношусь к тому, что произошло в Карабахе, я своего отношения не скрываю. Пришли мрази и убивают гражданское население, людей, которые поют песни, варят вкусное варенье, вкусную еду, воспитывают детей, дышат воздухом, наслаждаются солнцем. Как можно мириться с этим?

- Международные организации, которые выступают за «права человека», гуманность и т.д. молчат. Молчит ЮНЕСКО, игнорируя уничтожение памятников культуры в Арцахе…

- По мнению международных организаций, так и должно быть, потому что все это часть большой войны против русского мира, против России. Когда видишь, какие политические, экономические и инфраструктурные задачи решаются, начинаешь понимать истоки войны в Карабахе. Посмотрите на пункты подписанного договора? Где вопрос о пленных? Где вопрос об охране объектов культурного наследия? Где вопрос о безопасности мирных жителей? Где вопрос о разграничении территории? Ни слова об этом. Единственный прописанный вопрос – о транспорте и логистике.

Я прекрасно понимаю, что шелковый путь, если он пойдет через Зангезур или Сюник, сократит доставку грузов на несколько тысяч километров. А это миллиарды долларов, которые будут экономиться при прокладке логистических коридоров через бывшую уже теперь, надеюсь временно, территорию Арцаха. Это выгодно Турции, это выгодно Китаю. Это, в конце концов, выгодно США, потому что это американский бизнес. Китай в значительной степени работает на экономических интересах США, обслуживая американские корпорации. Это первое.

Второй аспект - формирование турана. Туран не иллюзия, не сказка. В подчинении Эрдогана находятся сегодня тысячи боевиков, которые выполняют его задачи в Сирии. Это террористический сброд со своими семьями, с награбленным имуществом, и его надо содержать, кормить. Чем? Как? Разве экономика Турции настолько развита? Вовсе нет, она питается в первую очередь российскими проектами. И сегодня мы видим, что Эрдоган впервые получил возможность для реализации своих экономических интересов, в том числе посредством проекта турана. Эрдоган соберет и выставит этот террористический сброд в качестве военной силы, виртуальной надстройки великого турана и распределит финансирование боевиков между странами-участницами проекта.

- Между тем в России достаточно скептически относятся к возможности возрождения великого турана, многие считают, что Турция угрозы не представляет. Это ошибочно?

- Я перейду с личной позиции в сферу российских интересов. Буду говорить достаточно цинично, достаточно обидно и для меня самого, и тем более для армян.

Азербайджан - более стабильный, более выверенный партнер, чем нынешняя Армения. Не армянский народ, подчеркну, не армянский народ. Не армянские диаспоры. А Армения Пашиняна. Эта уже другая Армения. Такой Армении мы еще не знали, хотя один предатель в истории страны уже был. Алиев ведет себя как состоявшийся политик. Он корректный, спокойный, не эмоциональный. Он говорит на хорошем русском языке. В общении с нынешними армянскими властями Россия испытывает большие сложности, потому что они отказываются общаться на русском языке. Мои друзья в правительственных структурах взаимодействуют с армянским правительством через переводчиков английского, иногда армянского языка. Почему нельзя поговорить на русском языке? Нельзя, потому что им надо «показать России ее место». Хорошо, мы, скрепя зубами, идем на это, так как не можем бросить армянский народ. Народ – это не эти проходимцы.

Людей бросать нельзя. 25 тысяч семей Арцаха до сих пор живут в школах, на съемных квартирах. Кто вспомнил о них в последние месяцы? Кто заботится об этих людях? Какая помощь им оказывается? Где малоэтажное строительство близ Степанакерта, о котором говорилось? Почему этим занимается Россия?

Если смотреть с точки зрения России, конечно, Азербайджан более серьезный партнер.

- А Турция?

- Что касается Турции, мы все понимаем и все про нее знаем. Мы не забыли сбитый российский самолет, знаем, как турки ведут себя в Идлибе и вокруг него, как они подводят российское военное патрулирование. Мы все это знаем, понимаем и осознаем. Вопрос в том, что с точки зрения сиюминутных политических интересов, Турция ведет себя как более надежный и адекватный партнер, чем Армения. Почему мы должны в интересах Пашиняна ломать отношения с Азербайджаном и Турцией? Мы этого не хотим.

Пусть Армения встает на ноги, меняет свой политический курс, определяется, с кем она. Эти заигрывания кончатся для Армении очень плохо. Я убежден, что такой прогноз абсолютно точен. Это станет трагедией армянского народа. На кону стоит не какая-то политическая проблема, а само существование Армении. Мы должны понимать, что если Армения сейчас не поменяет курс, то будет полностью поглощена азербайджано-турецкими интересами. Будет «переваренное» квази государственное образование, в котором не останется ни одного признака суверенитета, то есть территория, на которой проживают люди, некогда говорившие на армянском языке. Времени у Армении не осталось. Речь идет о днях и неделях.

- Вы могли бы дать прогноз предстоящих парламентских выборов? Есть ли в Армении политическая сила, которая может переломить ситуацию в сторону здравого смысла?

- Вы упомянули любимую мной категорию философии «здравый смысл». Это то, что мы чаще всего теряем в рассуждениях о политической реальности. Я не стану делать прогнозы. У меня есть свой внутренний прогноз, понимание того, что произойдет. Но я предпочту об этом не говорить. Скажу о выборах в контексте пожеланий.

Всем избирателям в Армении и за ее пределами надо проявить максимальную активность и прийти на выборы. Дорогие братья, сестры, вы должны понимать, что это последние выборы перед тем, как Армения, либо восстанет, либо исчезнет. Ситуацию недооценивать нельзя.

Армяне, особенно ереванские, оказались в западне. И эта западня выглядит следующим образом. Многие не могут голосовать за Пашиняна, потому что понимают, что произошло. Другие говорят, что может быть и проголосовали бы не за Пашиняна, но вот за «прошлых» людей, которые им так не нравятся, голосовать не станут. Так вот, не голосуя за прошлое, а выбирая сомнительное настоящее, вы выбираете будущее, которого нет. И это надо четко понимать.

Дорогие друзья, надо избавиться от собственных предрассудков, которыми вас «накачали», готовя оранжевый переворот, в результате которого к власти пришел Пашинян. Известно, кто руководил операцией ЦРУ по осуществлению этого переворота, и сделал это блестяще. Изберите человека, который годами доказывал, что Армения для него – все. Этот человек сегодня всеми силами пытается спасти Армению.

Братья и сестры, сделайте правильный выбор! История часто бывает снисходительной, она дает людям возможность получить, наконец, ответ на те вопросы, которые они так долго задавали. Хотели – получите. Сегодня может оказаться, что история пойдет навстречу жителям Армении, и они окажутся в той реальности, которую сами для себя выберут. Только тогда плакать будет некому. Тогда это будет их личный выбор.

- Расскажите о деятельности Российского клуба православных меценатов, членом правления которого Вы являетесь. Чем он занимается?

- Клуб организовал Андрей Поклонский, предприниматель, меценат, замечательный человек. Он занимается строительством храмов. Клуб дал мне возможность заниматься последние восемь лет прекрасным делом – возрождением Спасо-Андроникова монастыря. Надеюсь, что когда-то эта жемчужина мировой культуры засияет на карте Москвы и мира полноценно, как должна сиять и как сияла когда-то, начиная с 1356 года. В Москве это самый старый сохранившийся монастырь. Когда-то Дмитрий Донской возвращаясь с Куликовской битвы, подошел к вратам монастыря, у которых его встречал митрополит Киприан. Именно в этом монастыре были захоронены первые 500 героев Куликовской битвы. Пока над их могилами нет даже крестов. В этом монастыре принял постриг, трудился и ушел из жизни самый яркий русский художник, известнейший иконописец Андрей Рублев.

- Во время «кировского периода» государственной деятельности Вы издали сборник лирических рассказов «Любовь на языке Брайля». Что подвигло Вас заняться литературным трудом?

- Это была проба пера.

Когда я слышу слово писатель, всегда оглядываюсь, потому что за мной стоят Достоевский, Толстой, Пушкин. Мы единственная страна на земле, где сказать о себе «писатель» страшно. Достоевский – писатель. Толстой – писатель. Писатель – это не только текст. Писатель – это личность, тот духовный механизм, который перерабатывает реальность, выжимая из нее смыслы и формируя метафизические пространство.

Считать себя писателем не буду, но писать продолжу. В настоящее время заканчиваю новый сборник новелл под названием «Сердце на скатерти». Одноименная новелла рассказывает реальную историю еврейской семьи, которая прошла концлагеря, и, наконец, воссоединилась. В день воссоединения муж, которому было уже 80 лет, сделал жене подарок - нарисовал на скатерти сердце. В сборнике много новел о том, чего нам сегодня не хватает – настоящей любви. Кстати, одна из причин, почему я так люблю Армению, это сохранившееся в армянских семьях трепетное отношение к семье как к основе всего. Находясь в Армении, я однажды попал на празднование дня рождения прабабушки. Вокруг нее собрались более 150 человек, огромная семья. Прабабушка стала тем родничком, из которого эта семья выросла. Мне хочется писать именно об этом, о человеческом тепле, которого нам всем не хватает.

- У Вас есть дети, как Вы находите с ними общий язык?

- Наши дети – люди нового поколения. Мы говорим с ними на разных языках, происходит размыкание языковой среды. Те смысли, которые вкладываются в одни и те же слова, понимаются по-разному. И я вижу, что это не соприкасающиеся миры. А входного канала нет.

- Что делать?

- Я нашел свой путь. Я дал детям абсолютную свободу. И я им даю понять, что бесконечно люблю их. Свобода, которую я им дал, и есть проявление моей любви. Любовь к детям объединяет нас, православных русских, и не православных армян. Мы схожи в главном, мы умеем и знаем, как молиться за близких.

Беседовал Григорий Анисонян


Источник: NovostiNK

Поделитесь с друзьями:


Предыдущая новость: Следующая новость:
В РФ считают, что авиасообщение с Турцией нужно остановить на все лето
В РФ считают, что авиасообщение с Турцией нужно остановить на все лето
Ограничение пассажирского авиасообщения с Турцией должно быть...
Суд арестовал профессора МФТИ, подозреваемого в госизмене
Суд арестовал профессора МФТИ, подозреваемого в госизмене
Лефортовский суд Москвы отправил в СИЗО на два месяца Валерия...
12 апреля – день памяти о дерзании духа, жертвенности и подвижничестве
12 апреля – день памяти о дерзании духа, жертвенности и подвижничестве
Советской программе освоения космоса суждено было пройти такой же...

Армянский Карфаген. Арташес и Ганнибал