Топ Новое

100-ЛЕТИЕ МОСКОВСКОГО ДОГОВОРА: ПРИЧИНЫ, ПОСЛЕДСТВИЯ, УРОКИ…

20-03-2021, 10:42 Просмотров: Тема дня
100-ЛЕТИЕ МОСКОВСКОГО ДОГОВОРА: ПРИЧИНЫ, ПОСЛЕДСТВИЯ, УРОКИ…


20 марта 2021, 10:42 - NovostiNK
(доклад на международной конференции: «Геноцид и Первая мировая война. Международные договоры. Исторические параллели», 15 марта 2021 г.)

Добрый вечер, уважаемые коллеги!

Мы так содержательно и продолжительно обсуждаем повестку конференции, что незаметно день перешёл в вечер.

Прежде всего, хотел бы поблагодарить организаторов настоящего форума и, естественно, за приглашение принять участие в нём. Должен обратить внимание на весьма удачное название конференции. Понятно, что основная цель её сводится к обсуждению причин, предпосылок и последствий Московского договора о дружбе и братстве между Советской Россией и кемалистской Турцией от 16 марта 1921 г., 100-летие которого наступает буквально через пару часов. Однако данный договор стал следствием событий Первой мировой войны и в том числе трагедии армянского народа – Первого геноцида ХХ в. Поэтому название форума предполагает целостное восприятие и оценки рассматриваемого исторического периода в их многообразии и противоречиях.

Я старался внимательно слушать выступления наших коллег, и по понятным причинам мне пришлось скорректировать своё выступление, дабы исключить повторы и излишне не занимать внимание уважаемой аудитории. Вместе с тем, часть докладов, на мой взгляд, показали авторские взгляды к известным событиям прошлого без учёта целостного подхода и объективной оценки. И здесь напрашивается известная присказка «у каждого Абрама своя программа», что естественно, ибо каждый из нас субъективен в своих взглядах и оценках.

Наверное, я не открою Америки и не скажу ничего нового в том смысле, что в армянском политическом обществе и исторических оценках сохраняется крайне критическое отношение к Московскому договору 1921 г. в силу того, что его решения сыграли крайне горькую роль в судьбе Армении и армянского народа, ибо армяне лишились не только своих западных этнических территорий (включая Вана, Битлиса, Эрзерума, Трапезунда), но и части территорий собственно Восточной (Русской) Армении (Карса, Артвина, Ардагана, Сурмалинского уезда с библейской горой Арарат, а также Нахичевани, Нагорного и Равнинного Карабаха, Утика и Грдмана).

В этой связи становится очевидным, что приближающееся 100-летие Московского договора армянами воспринимается как очередной повод собраться с мыслями и обсудить ошибки нашего общего прошлого, оценить современное состояние, в котором оказалась Армения, и подумать о перспективах будущего.

А, собственно, почему именно Московский договор 1921 г. решал судьбу Армянского вопроса (территорий) и народа в ХХ в., а не, скажем, Севрский договор от 10 августа 1920 г. как составная часть Версальской системы мира по итогам Первой мировой войны, что было бы более логичным согласно международному праву?

Причиной этому уникальному международно-правовому прецеденту стали события после Октябрьской революции 1917 г., связанные с выходом России из блока Антанта, отказом большевистского правительства В.И. Ленина от международных соглашений царского правительства (в частности, секретного соглашения стран-союзников Сайкс-Пико-Сазонов 1916 г. о разделе азиатских владений Османской империи по итогам войны) и проведением Москвой новой внешней политики по реализации идеи «перманентной пролетарской революции» (а по сути, антизападной политики, не признававшей легитимность правительства Ленина).

В начале своего выступления я неслучайно обратил внимание на интересные выступления моих предшественников. Должен сказать, что несмотря на ряд приводимых субъективных мнений, всё же, некоторые товарищи то ли вырывали отдельные фрагменты столь сложного и сжатого временного периода мировой и отечественной истории в угоду собственной позиции по оценке причин появления Московского договора и в некотором роде оправдания политики большевиков относительно кемалистской Турции, то ли проводили не совсем, на мой взгляд, удачные исторические параллели.

Так, уважаемый представитель Института всеобщей истории РАН А.В. Шубин, построив свой доклад на отдельных сюжетах 1920 г., странным образом выражает удивление по факту, очевидно, конференции в Сан-Ремо глав внешнеполитических ведомств стран-союзников от 24–26 апреля 1920 г. и Севрского договора от 10 августа 1920 г. (мол, собрались в Европе без России-матушки и решили принять важные документы без мнения и интересов русских против тех же турок). Однако здесь было бы уместно напомнить, что Советская Россия сама вышла из упомянутого соглашения Сайкс-Пико-Сазонов и отказалась от прав своей страны-победителя в Первой мировой войне (в частности, от права на Константинополь, Черноморские проливы и ту самую Западную Армению), что правительство В.И. Ленина в то время не было признанно ведущими державами как легитимное (как, впрочем, и правительство Мустафы Кемаля). Поэтому не удивляться следует, а просто не вырывать из контекста истории важные фрагменты.

Почему в Турции в апреле 1920 г. появилось двоевластие? Поскольку поражение турок в Мировой войне 30 октября 1918 г. привело их к вынужденному подписанию Мудросского перемирия, а власть в Стамбуле по праву победителя была установлена Англией и передана марионеточному правительству во главе с 36-м и последним султаном Мехмедом VI Вахеэтдином. Однако, проигравшая войну и бежавшее в Германию правительство младотурок всяческими путями пыталось найти возможности для политического и военного блокирования очевидных кабальных решений стран Антанты против Турции. И это спасение им пришло от вчерашнего «векового врага» (так младотурки/пантюркисты называли Россию накануне Первой мировой войны в своём секретном циркуляре) при содействии германской разведки и сионистов. В самой же Турции опорой младотурок (турецких националистов) оставался бригадный генерал Кемаль.

Именно после конференции стран-союзников в Сан-Ремо 26 апреля 1920 г., когда туркам стало очевидным скорое принятие очередного договора Версальской системы (наряду с Версальским, Сен-Жерменским, Нейским, Трианонским договорами 1919–1920 гг.) по судьбе Анатолии, возникла необходимость усугубить внутриполитический кризис в Турции и создать двоевластие в лице правительства Кемаля.

В истории встречаются случаи, когда решения, принимающиеся в один день, оказываются настолько насыщенными важными событиями, что определяют последующие годы, десятилетия, а быть может и века развития государства (государств) и народа (народов). Именно таковым определяющим можно считать и 26 апреля 1920 г. в судьбе новой Турции и Азербайджана.

Учитывая скорую угрозу территориальной целостности Турции на востоке, 26 апреля 1920 г. в Ангоре (Анкаре) националистами провозглашается образование Великого национального собрания Турции (ВНСТ) во главе с Кемалем, противостоящее власти султана Мехмеда VI в Стамбуле. В тот же день Кемаль обращается с посланием к председателю Совнаркома РСФСР В.И. Ленину с предложениями о: взаимном признании; установлении дипломатических отношений; оказании «революционной Турции» военной, финансовой, продовольственной и дипломатической помощи в противостоянии с «империалистическими хищниками Запада».

«Политические спонсоры» Кемаля и сам новоявленный лидер Турции понимали, что большевики, после победы Красной Армии над правительством Юга России и армией генерала Деникина (обеспечившего Ленину выход на Кавказ), в обмен потребуют уступок турок в нефтеносном Азербайджане с центром в Баку. Просто без бакинской нефти новая Советская Россия не могла построить свою экономику и потеряла бы власть. К тому же, выгодная география расположения Азербайджанской Демократической Республики на западном побережье Каспия обеспечивала выход в Туркестан и Персию, что не меньше турок интересовало и большевиков. В итоге, в тот же день – 26 апреля 1920 г. Кемаль соглашается на советизацию Азербайджана под контролем России с вхождением в республику частей 11-й Красной Армии.

В самом Баку мусаватистское правительство Алимардана Топчубашева весьма критично восприняло данное решение турок, расценив это как уступку русским (если не предательством). В ответ генерал Февзи-паша направил через своего резидента в Баку Мемдуха Шёвкят-бея секретную телеграмму, в котором отмечалось: «Как бы не были наши отношения хороши с Россией сегодня, мы должны подойти к этому вопросу с точки зрения завтрашнего дня и возможного изменения политического строя в России. Турции необходимо, чтобы между ней и Россией были буферные кавказские республики. Россия за Тереком и Дербентом – вот что определяет нашу политику. Этот план уже разработан, и результаты его скажутся скоро». В итоге, 28 апреля 1920 г. Красная Армия без боя вошла в Баку и провозгласила советскую власть в Азербайджане.

Таким образом, 26 апреля 1920 г. стало определяющим в судьбе как самой Турции, так и Азербайджана, а также последующего турецко-российского «флирта». В истории 70 лет не столь уж и продолжительное время. После развала СССР мы сегодня видим, каких результатов добивалась Турция в начале 1920-х гг. на том же Кавказе против России.

Армянский народ, переживший трагедию пика геноцида в годы Первой мировой войны в Османской империи за свою приверженность к свободе и союзу с Россией и её друзьям по блоку Антанта (в частности, с той же Францией), имел все основания рассчитывать на справедливое международно-правовое решение Армянского вопроса. Но совокупность объективных и субъективных причин и обстоятельств, увы, не позволили свершиться этой справедливости.

Здесь, например, по части исторических оценок прошлого и проведения исторических параллель отмечалось, что дашнакское правительство Первой Республики Армения и власти современной Армении дважды с разрывом в 100 лет получили известные горькие поражения в силу своей некомпетентности и неграмотности, допущенных многочисленных ошибок в политике, дипломатии и военной тактике. Итог – очередные потери армянских территорий.

В целом нельзя не согласиться с этим мнением уважаемых и авторитетных экспертов (в частности, политолога Андраника Миграняна, историков Наталии Нарочницкой, Виктора Надеина-Раевского и Александра Шубина). Вместе с тем, должен отметить, что кто же к 1918 г. мог специально подготовить профессиональные кадры политиков, дипломатов и военных для независимой Армении в той же Российской империи или Французской Республике? Да и мыслей о независимости армянского государства ни в Санкт-Петербурге, ни в Париже к тому времени и не было. Собственно, и в самой партии «Дашнакцутюн», которая стала лидером армянского освободительного движения на рубеже XIX–XX вв., подобная идея о независимой и единой Армении не являлась определяющей.

В силу объективной оценки своих ресурсов и возможностей по решению Армянского вопроса задача армян сводилась добиться в союзе с великой державой освобождения территорий Западной и Южной Армении от османской деспотии. Это уже потом – после Октябрьской революции, Брест-Литовского мира, вывода русской армии с занятых по праву войны территорий Османской Турции и со всего Закавказья, когда Троцкий оголил весь кавказский фронт и турки, перегруппировав свои силы, начали военную агрессию против Русской Армении и развернули наступление на Баку, – дашнаки вынуждены были провозгласить независимость Армении и отстоять её малую часть в навязанной и неравной войне.

Относительно лидеров Первой Республики Армения нельзя сказать, что они не имели высшего образования (разве что кроме Арама Манукяна – Саркиса Ованесяна, который, окончив епархиальную школу в Шуши, связал свою непродолжительную, но яркую жизнь с армянским освободительным движением и партией «Дашнакцутюн», именно он был организатором и руководителем героической Ванской самообороны армян в течение 70-ти дней 1915 г.).

Ованнес Качазнуни (Игитханян) с отличием окончил Петербургский институт гражданских инженеров в 1893 г., являлся талантливым архитектором, литературоведом и курдологом, среди его архитектурных творений – сооружения в Баку и Тифлисе (например, строительство в центре г. Баку в стиле «новой армянской готики» уникального Армянского собора Св. Фаддея и Варфоломея на средства армянского мецената Е. Будагова, который в 1930-х гг. был разрушен и на его месте построено здание Азербайджанской консерватории).

Александр Хатисян учился и окончил медицинский факультет в университетах Москвы и Харькова, совершенствовал свои знания в области медицины и муниципального права в Европе, с 1910 по 1917 гг. являлся мэром Тифлиса.

Амо Оганджанян окончил тифлисскую гимназию, учился на медицинском факультете в МГУ, окончил медицинский факультет Лозаннского университета.

Симон Врацян окончил Эчмиадзинскую семинарию Геворкян, учился на юридическом и педагогическом факультетах Санкт-Петербургского университета.

Сиракан Тигранян окончил тифлисскую гимназию и юридический факультет Санкт-Петербургского университета, преподавал философию и право в Тифлисской армянской семинарии и Эчмиадзинской семинарии Геворкян, являлся депутатом Государственной Думы II созыва.

Как видим, лидеры Первой Республики Армения имели образование, но не всегда наличие высшего образования и талант политика являются тождественными понятиями. Можно быть талантливым врачом, юристом, педагогом и одновременно бездарным политическим лидером и государственным деятелем. Однако ошибки свойственны всем, и политики не исключение (тем более, основатели и руководители Первой Республики Армения, которая возродила армянскую государственность спустя 543 г. после падения Киликийской Армении, иными словами у них не было опыта государственного мышления и управления). Но касаясь политического портрета лидеров той же Первой Республики, мы точно не ошибёмся по части их не коррумпированности.

Может в качестве главной политической ошибки армян накануне Первой мировой войны следует признать их согласие на союз с той же Россией и Францией? В частности, согласие дашнаков активно участвовать в добровольческом движении на стороне Антанты в мировой войне против Османской Турции, за что турки и по сей день отмечают основную причину трагедии армян (а по сути, того самого кровавого геноцида армян)?.. От чего же наши коллеги, претендующие на объективность в исследовании Армянского вопроса и международных договоров по итогам Первой мировой войны, не признают этой истины? Ведь истина одна, независимо какая программа у каждого Абрама, ибо истина и есть Бог (не зря же армяне первыми в мире приняли христианство в ранг государственной религии).

А между тем, в середине июля 1914 г. в Карине (Эрзеруме) дашнаки провели свой 8-й съезд партии, где и определили позицию «Дашнакцутюн» (а по сути, всего армянского освободительного движения) в предстоящей мировой войне. В частности, АРФД решила оставаться оппозицией к правящей в Османской Турции партии «Единение и прогресс», а подданным армянам сохранять свою верность Оттоманской империи (как и армянам, проживающим в других странах, оставаться верными политике собственных государств).

Сразу же после окончания съезда дашнаков, в Карин прибыли два представителя младотурецкого правительства и правящей партии «Единение и прогресс» (в частности, Бехаэтдин Шакир и Наджи-бей) с предложением заключения секретного турецко-армянского союза против России, организации армянами восстания в тылу русской армии на кавказском фронте и оказания помощи в захвате нефтеносного Баку. В обмен за подобный союз турки предлагали дашнакам образование «армянской автономии» в Закавказье (то есть на территории Русской Армении). Однако дашнаки отказались от подобного предательства интересов России и тем самым подписали смертный приговор половине нации, тотальное и массовое уничтожение и высылку армян в Османской Турции. При этом, в 1913 г. в приграничном Баязете младотурки и мусаватисты, представляющие кавказских татар (современных азербайджанцев), наоборот, подписали соответствующее тайное соглашение против России.

Тем же летом 1914 г. премьер Франции Гумерк передал армянам просьбу французского правительства принять участие в войне на стороне союзников Антанты, а взамен аналогично туркам обещал «армянскую автономию» с разницей на территории Турции в пределах Южной Армении. Данное предложение было отправлено через друга армян г-на Перера редактору органа печати «Дашнакцутюн» в Париже Микаэлу Варданяну. В ответ дашнаки согласились принять участие в добровольческом движении только силами армян Кавказа.

Аналогичное предложение «армянской автономии» в составе Российской империи на территории Турецкой (Западной) Армении армянам в августе 1914 г. в Тифлисе передало и царское правительство России через наместника на Кавказе графа Воронцова-Дашкова и армянского епископа Месропа. И с этим предложением России участвовать в добровольческом движении на кавказском фронте армяне согласились и сформировали в авангарде русской армии 6 добровольческих полков (отрядов), которые с отвагой воевали с целью освобождения своей исторической Родины. Более того, в составе русской армии в годы Первой мировой войны воевали 160 тыс. армян, в том числе немало офицеров (включая генералов Назарбекова, Силикова и Баратова на турецком и персидском направлениях).

Может прав среди дашнаков был только академический учёный Аветик Шахатунян, который был единственным членом партии, кто выступил против организации армянского добровольческого движения и считал опрометчивым доверять пустым словам дипломатов, ибо последние впоследствии могут взять обратно свои обещания, армяне же окажутся в крайне сложном и плачевном положении. Об этом свидетельствует член Бюро АРФД Малхас по итогам встречи на квартире Джамаляна в Тифлисе после съезда в Карине. Русская жандармерия, как вспоминает Александр Хатисян (министр внутренних и иностранных дел и премьер-министр Первой Республики Армения), даже предлагала армянам убить Энвера – военного министра Османской Турции, но дашнаки не согласились. Кстати, это косвенный ответ российскому эксперту С. Тарасову, допускающий мнение, что Энвер-паша являлся якобы агентом русской разведки и пантюркизм создал русский Генштаб (зачем же тогда русским нужно было руками армян убивать своего агента?..). Русские власти предложили тем же дашнакам подготовить списки армянских революционеров, кто на тот период был репрессирован и отбывал сроки наказания в тюрьмах и ссылках империи, для отправки на фронт (именно так в 1915 г. в числе прочих из иркутской ссылки был освобождён и будущий премьер-министр РА Амо Оганджанян).

Являлось ли данное согласие армян участвовать в добровольческом движении на стороне России и Франции ошибкой «неграмотных дашнаков», за что турки ответили геноцидом? Тогда, да собственно, как и сейчас, армяне верили в Россию и были воодушевлены идеей освобождения части своей исторической Родины от турецкой деспотии. Однако история и последующая динамика геополитических процессов показали обратное, ибо армяне стали жертвами столкновения амбиций и интересов великих держав, потеряли большую часть нации и этнических территорий, оказались в положении народа-изгоя и спустя 100 лет после этой трагедии получили новый удар от турецко-азербайджанского альянса при молчаливом согласии тех же великих держав.

В декабре 1917 г. В.И. Ленин подписал Декрет «О Турецкой Армении», проект которого подготовил Степан Шаумян – видный деятель большевистской партии, руководитель Бакинской Коммуны и Чрезвычайный комиссар РКП(б) по делам Кавказа. Согласно данному Декрету предполагалось провести референдум на армянских территориях Турции, занятых русской армией по праву войны, провозгласить советскую власть и присоединить к Русской Армении. Однако после подписания Брест-Литовского мира 3 марта 1918 г., Россия изменила своё отношение к Армянскому вопросу и Турции. В Брест-Литовске Лев Троцкий согласился передать Турции Батумскую и Карсскую области, а также вывести русские войска не только с занятых в годы войны территорий (и даже не на границу 1914 г., с чего собственно и началась война), а за пределы Закавказья. Тем самым, оголив кавказский фронт, правительство РСФСР позволило туркам перегруппировать свои силы и в мае 1918 г. начать агрессию армии Нури-паши против Русской Армении и далее двинуться на Баку с целью образования Азербайджанской Демократической Республики с выходом к западному побережью Каспийского моря, что позволило бы туркам рассчитывать на Туркестан.

От чего же большевики не спасли власть Бакинской Коммуны летом-осенью 1918 г., остаётся исторической загадкой. В этих условиях армяне вынуждены были в мае 1918 г. усилиями наспех сформированной армии (в том числе, с участием офицеров русской армии) остановить турецкое наступление в сражениях при Сардарапате, Баш-Апаране и Караклисе. «Майские победы» позволили подписать с турками Батумский договор от 4 июня 1918 г., где генерал Вехиб-паша отмечал: «Мы оставили армянам Эривань и озеро Севан, в котором они могут искупаться, но им негде посушиться…». Таким образом, турецко-армянская война 1918 г. и появление Батумского договора стало следствием Брест-Литовского мира. Турки на Кавказе воевали не против меньшевистской Грузии (ибо последние были союзниками Кайзеровской Германии) и тем более не против кавказских татар и мусаватистов (ибо целью кавказской авантюры турок являлась идея образования тюркского Азербайджана с выходом в нефтеносный Баку).

В этой связи справедливыми представляются слова президента России В.В. Путина, сказанные в 2015 г. о том, что с подписанием Брест-Литовского мира «мы оказались проигравшими проигравшей стороне. А всё почему? Просто из-за политики большевиков сохранить свою власть». Эти слова равным образом относятся не только к Германии, но и к Турции, ибо в том же Брест-Литовске Л. Троцкий уступал российские территории не только немцам, но и туркам.

В своём выступлении молодой историк Тигран Манасян в числе ошибок прошлого в политике дашнакского правительства Армении отметил тот факт, что дашнаки не желали подписывать и устанавливать отношения с Советской Россией. Должен отметить, что Т. Манасян вызывает большое уважение своей творческой деятельностью по части исследования Армянского наследия. Вместе с тем, полагаю, что данное утверждение недостаточно адекватно событиям рассматриваемого времени.

Действительно, правительство Армении до августа 1920 г. (фактически до подписания Севрского мира) не проявляло особого интереса и не поддерживало правительство В.И. Ленина в силу политики большевиков после Брест-Литовска. Дашнаки считали, что поскольку страны-победительницы блока Антанты не признают правительство РСФСР, а в самой России началась гражданская война, то следует сохранить союз с Западом и прорусским белым движением. Так, правительство Юга России и генерал Антон Деникин не признавали парад суверенитетов на окраинах Российской империи (включая в Закавказье) и рассчитывали восстановить единство России, способной претендовать на роль победителя в Первой мировой войне (что привело бы к протекции России над Арменией согласно соглашению Сайкс-Пико-Сазонов). Армения выступала союзником генерала Деникина, и этот курс получал поддержку со стороны ведущих стран-членов Антанты. Однако к весне 1920 г. Красная Армия смогла нанести поражение тому же Деникину, взять Владикавказ и открылся путь на Юг. Спустя же неделю после подписания Севрского мира 17 августа 1920 г. в Москву был отправлен Левон Шант, миссия которого сводилась к ведению переговоров с Георгием Чичериным на предмет установления дипломатических отношений с РСФСР и заключения армяно-российского договора. Очевидно, здесь с Т. Манасяном можно согласиться в плане запоздалого шага армянской стороны в сторону правительства большевиков, но не в полном его отсутствии.

Однако реализация положений Севрского мира по Армении, хоть и соответствовала решениям известного соглашения Сайкс-Пико мая 1916 г., но к августу 1920 г. могла внести серьёзные изменения в региональный расклад сил в Малой Азии и Закавказье в плане усиления позиций Запада (англосаксов) в лице США. Подобная перспектива не входила в планы большевиков России и кемалистов Турции.

Винить сегодня дашнаков за провал политики на стратегическом российском направлении очевидно не так уж и сложно с учётом известных нам последствий (в частности, по тем же итогам турецко-армянской войны 1920 г. и международным договорам 1921 г.). Но в 1918–1920 гг. была иная ситуация и никто не мог предвидеть подобного поворота событий. Начиная со времён Великой французской революции 1789 г. страны Европы (включая и Россию) с большим опасением относились к угрозе распространения идей революции, ибо каждый режим желает сохранения своей власти. Примерно тоже самое происходило в Европе после Октябрьской революции 1917 г., ибо идеи «пролетарской революции» могли составить угрозу спокойствию великих держав. И в современной ситуации, к примеру, те же так называемые «цветные революции» на Украине, в Грузии и Армении разве воспринимаются позитивно в самой России? Представьте себе, что толпа через уличные шествия приводит к власти под давлением масс оратора своих манифестаций, с удовлетворением ли подобное будет воспринято в том же Кремле? Ответ вполне очевидный. Аналогичная ситуация наблюдалась и в 1918–1920 гг. по отношению к правительству В.И. Ленина со стороны стран-победителей Антанты.

И каково было правительству Армении в плане определения позиции по отношению к Советской России, которая к тому же вышла из войны и блока Антанты, отказалась от своих прав победителя (по Западной Армении в частности), допустила агрессию турок в 1918 г., резню армян в Баку и Шуши (как последствия этой агрессии)? Задним умом мы все богаты, но в то время это определение было сложным политическим выбором.

А между тем с 19 июля 1920 г. в Москве находилась турецкая делегация во главе с Бекир Сами-беем, целью которого в скором времени стало не допущение подписания российско-армянского договора и срыв реализации положений Севрского мира по части независимой Армении (включая и ценою новой турецкой агрессии).

В этой связи миссия Левона Шанта в Москве завершилась провалом, Москва выдвинула армянам жёсткие условия отказаться от Севрского договора, то есть от прав на армянские же территории Вана, Битлиса, Эрзерума и Трапезунда с выходом к Чёрному морю в силу новых геополитических реалий. Весь трагизм армянской ситуации заключался и в том, что им предлагалось отказаться от важной части своей Родины в условиях, когда армяне за верность интересам той же России подверглись геноциду (массовой резне и высылке) от турок. Отказ Шанта принять данное условие привело к тому, что Москва приостановила дальнейшие переговоры, и в Баку был командирован Легран якобы с целью их последующего продолжения. В реальности же, перед Леграном ставилась задача не возобновления переговоров с дашнакским правительством, а скорее выжидания поражения Армении в предстоящей войне с Турцией и советизации остатков территорий самой Армении.

Первый президент Армении Левон Тер-Петросян полагает, что 24 августа 1920 г. в Москве было подписано секретное российско-турецкое соглашение по разделу Армении, что означало не сопротивление РСФСР очередной военной агрессии Турции против прозападной Армении. Однако утверждение Л.А. Тер-Петросяна возможно и логично (судя по последующему ходу событий и российско-турецким отношениям по Армении), но никто (включая его самого) не видел сам текст названного секретного соглашения. Между тем, большевики оказывали кемалистам военную, финансовую, продовольственную и дипломатическую помощь (включая поставки винтовок, золота, пшеницы и оказание давления на Армению). Странно, что при таких возможностях большевиков, а также учитывая вклад армян в успех самой Октябрьской революции, становление и развитие советской власти в России (по крайней мере гораздо больше самих турок и ряда других уважаемых народов бывшей империи), правительство Ленина не согласилось на реализацию Севрского мира по части независимой Армении с выходом в Чёрное море и территорией почти в 170 тыс. кв. км, а впоследствии с помощью тех же армян-большевиков договориться с дашнаками, либо сменить власть в Армении в пользу РСФСР?

Тем не менее, Кемаль, несмотря на численность армии Кязыма Карабекира в 50 тыс. чел. против 30-тыс. армянской армии, всё же, не решался начать войну без уточнения позиции соседней меньшевистской Грузии. Иными словами, перевес турок почти вдвое не являлся аргументом для Кемаля в войне против армян. В этих целях он отправил в срочном порядке Юсуф-бея из Баку, где последний пребывал на форуме, в Тифлис для прояснения позиции грузин. И Грузия согласилась на нейтралитет, что послужило основанием срочной телеграммы Кемалю с коротким текстом «Дорога открыта!». Правда, спустя пару месяцев (в феврале 1921 г.) Грузии не удалось отстоять свой суверенитет и избежать советизации.

Таким образом, Кемаль серьёзно подходил к вопросам войны, ибо турки тщательно старались исключить всякую внешнюю помощь Армении. В этой связи возникает вопрос, а разве турки, осознавая важность позиций России и даже соседней малой Грузии, не понимали важность позиции стран Запада и нейтрализации их вмешательства в ход войны с армянами? Стало быть, турки к осени 1920 г. обладали достоверной информацией, что ни страны Европы (особенно Англия и Франция), ни США не станут заступаться за Армению и оказывать ей военную помощь против Турции. Как известно, республиканское лобби в Конгрессе США отказало президенту (демократу) Вудро Вильсону вправе оказать военную помощь Армении. Почему так произошло, последующие акценты американской региональной политики на Ближнем Востоке могут прояснить и подходы республиканцев.

Кстати, примерно тоже самое произошло и осенью 2020 г. в войне турецко-азербайджанского альянса против армян Нагорного Карабаха, ибо за Азербайджаном в той или иной форме стояли порядка 10-ти государств и исламские боевики с Ближнего Востока, а с армянской стороны подобной внешней помощи мы не увидели. При этом, 56% современного вооружения азербайджанских ВС оказались российского производства, продажа которых отмечалась как бизнес. Увы, это стало бизнесом на крови армянского солдата, ибо продажа оружия это не просто бизнес, а политический расчёт. Экс-министр иностранных дел Азербайджана (1998–1999 гг.) Тофик Зульфугаров в своём интервью Исмаилу Джалилову на передаче «Düsdanyşag» отмечает, что Баку перед началом осенней военной компании в Карабахе был уверен, что Москва скорее не окажет никакой военной помощи Еревану и не вмешается в ход войны до определения её итогов в пользу Азербайджана. Бывший высокопоставленный азербайджанский дипломат утверждает, что ему три года назад было известно, что у Армении нет возможности применить «Искандеры», ибо они остаются под внешним управлением той же России, которая не станет создавать угрозу Азербайджану. Случайными ли были эти откровения информированного Т. Зульфугарова, или же он опирался на достоверные источники, но при этом сослался на свои анализы межгосударственных договоров между Россией и Арменией, Россией и Азербайджаном?

В итоге Армения как тогда, так и сейчас потерпела позорное поражение. Особенно по части сдачи вооружённой ещё со времён Первой мировой войны крепости Карс туркам 30 октября 1920 г., что невольно наводит на исторические параллели по сдаче крепости Шуши 9 ноября 2020 г. Как могло случиться, что в условиях войны три армянских батальона в ночь с 5 на 6 ноября 2020 г. отказались от исполнения боевого приказа по реализации «шушинской операции»? Невольно напрашиваются и параллели по части распространения дезинформации о «проигранной войне», а также фактах дезертирства и саботажа в войнах 1920 и 2020 гг.

Дашнакское правительство Армении, хоть и передало в связи с поражением власть в Эривани Ревкому во главе с Асканазом Мравяном, но в Александрополе в ночь на 2 декабря 1920 г. военный министр генерал Дро подписал капитуляцию в лице Александропольского мира, признав победу турок. Армении оставалось всего 10 тыс. кв. км в районе Александрополя (Гюмри), Эривани, Севана и Зангезура (последнюю армянскую провинцию турки и азербайджанцы так и не смогли оккупировать из-за сопротивления Гарегина Нждэ). И только лишь благодаря российским большевикам по итогам Московского договора территория потерпевшей поражение Армении увеличилась в три раза. В частности, платой за это стало уступка других армянских территорий Турции и Азербайджану (включая самого Арарата, Нагорного и Равнинного Карабаха, Утика и Грдмана), а также давление России по части приостановления военной, финансовой и продовольственной помощи кемалистам.

Об этом справедливо отмечает и российский эксперт В.А. Надеин-Раевский. Правда, из этого исходит, что большевики де-факто помогали туркам в войне против Армении (если бы они отказали им в названной помощи накануне войны, то очевидно и не было бы ни войны, ни поражения, ни Московского и Карсского договоров).

Часть армянских экспертов и политических сил полагают, что война 1920 г. стала следствием противоречий между Россией и Западом, где Армянский вопрос стал жертвой. Соответственно, падение независимости Армении является следствием оккупации и раздела её между Турцией и Азербайджаном. Таким образом, Армения подверглась оккупации, а Московский и Карсский договора не имеют юридической силы, поскольку они подписывались нелегитимными на момент 1921 г. властями, не были признаны международным сообществом, Армению же в Карсе принудили согласиться. Неслучайно в этой связи даже нарком по иностранным делам Советской Армении Асканаз Мравян после подписания Карсского договора заявил, что он несправедлив и армянский народ никогда с ним не согласится.

Московский и Карсский договора 1921 г. стали демонстрацией не силы права, а права силы против слабой Армении, к тому же брошенной всеми внешними «союзниками». И если Севрский договор можно рассмотреть как логическое следствие итогов Первой мировой войны по отношению к проигравшей стороне в лице Османской Турции, а также справедливым ответом на преступления младотурецкого правительства против армянского народа в годы войны, то Московский и Карсский договора оказались алогичным решением поощрения агрессивной политики Турции и преступления геноцида в отношении Армении и армянского народа.

Руководитель аналитического центра «Модус вивенди» Ара Папян утверждает, что Арбитражное решение президента США Вудро Вильсона по границам Армении от 22 ноября 1920 г., согласно Севрскому миру, до сих пор сохраняет юридическую силу, ибо на нём стоит государственная печать президента США (имеющая бессрочное значение). Но почему же тогда администрация президента США не восстанавливает это право в современный период? Армения не обратилась? А разве тот же Севрский мир подписывался по инициативе Армении, или он стал логическим следствием итогов Первой мировой войны? Севрский мир юридически тоже никто не отменял, но и не реализовал, ибо его положения были изменены в решениях Лозаннского договора 1923 г., где Армянский вопрос был предан забвению.

На мой взгляд, Севрский мир как появился в соответствии с раскладом основных геополитических сил к лету 1920 г., так и потерял свою реальную значимость из-за изменений интересов тех же великих держав в Анатолии зимой 1920 г. Говорят, всё течёт и меняется. Однако в Армянском вопросе пока мало что изменилось в подходах ведущих стран.

Полагаю, что главной ошибкой дашнакского правительства в 1918–1920 гг. и современного правительства Армении в 2010–2020 гг. стало политика лавирования между центрами силы (включая так называемую политику «и – и», то есть между США и Россией). Армяне должны осознать, что Россия, независимо от режима власти и имени своего лидера, никогда не останется безучастной к теме Закавказья и судьбе Армении. Увы, это соучастие может иметь и трагические последствия для того же Армянского вопроса в силу иллюзорных ожиданий русских от флирта с турками. И сегодня мы наблюдаем подобную непростую ситуацию.

После потепления российско-турецких отношений в 1918–1922 гг. турки ответили подписанием союза с Западом (а точнее с англосаксами) в Лозанне, в годы Второй мировой войны перешли на сторону гитлеровской Германии, а в период «холодной войны» – вошли в состав НАТО. Как в начале ХХ в. большевики ошиблись в своих планах реализовать «пролетарскую революцию» в Турции и вывести турок из-под контроля Англии, так и в начале ХХI в. новые русские политики рассчитывают своим флиртом с Р. Эрдоганом вывести Турцию из НАТО. Однако турки, будучи нацией с постимперским мышлением, никогда не согласятся быть под контролем русских, ибо путь их имперского возрождения лежит в тюркских пространствах и жёстких противоречиях с Россией. Эрдоган и любой другой лидер Турции не выйдет из НАТО, которая является для неё военным щитом и гарантирует стратегическую безопасность от внешней угрозы. Поэтому тактика «задабривания» Турции и Азербайджана за счёт уступок по Армении вряд ли поможет турецкой дипломатии РФ.

Между тем, в 1920-х гг. в Турции не могла победить «пролетарская революция» в силу отсутствия там самого класса пролетариата, а также расчётов турок на «исламскую революцию» с целью получения необходимой поддержки России против Запада и удержания стратегических территорий распадающейся Османской империи. И сейчас Анкара пытается успешно использовать партнёрство с Москвой для формирования мощного плацдарма в Закавказье перед решительным броском в Туркестан.

В числе моих знакомых среди представителей армянских общественных институтов, СМИ, экспертного сообщества встречаются лица, которые утверждают, что якобы в 2021 г. истекает срок действия того же Московского договора от 16 марта 1921 г. и Россия может денонсировать данное несправедливое соглашение по судьбе Армении. В действительности же, Московский договор является бессрочным и не лимитирован по времени.

Конечно, в международном праве присутствуют соглашения, ограниченные по срокам. Например, соглашение о вводе российских миротворцев в зону карабахского конфликта сроком на 5 лет от 9 ноября 2020 г., где одна из сторон (в частности, армянская) заинтересована сейчас в продлении данного мандата в интересах безопасности армянского населения Нагорного Карабаха, а другая сторона (Азербайджан) – скорее нет и рассматривает появление данного соглашения как вынужденную уступку или максимальный компромисс.

Однако в мировой практике встречаются случаи, когда соглашения подобного характера могут продлеваться, если стороны приходят к взаимному согласию исходя из существующих реалий, либо расторгаться при отсутствии взаимопонимания и условий.

Вместе с тем, в международных отношениях имеют место и бессрочные соглашения, которые с течением времени одна из сторон (либо обе вместе) может грубо нарушить и послать их в архив истории. Наглядный пример, пакт о ненападении (или соглашение Риббентроп – Молотов) 1939 г. сроком на 10 лет, который Гитлер преступно нарушил 22 июня 1941 г. вероломным нападением на СССР. Другой подобный пример – это Бишкекское бессрочное перемирие по карабахскому конфликту между Арменией, Нагорным Карабахом и Азербайджаном от мая 1994 г., дополнительно закреплённое в феврале 1995 г. Здесь мы видим одного из архитекторов данного соглашения уважаемого российского дипломата Владимира Казимирова, который с весьма объективных позиций представил причины появления и не исполнения 4-х резолюций СБ ООН в связи с Первой карабахской войной в 1993–1994 гг., а также назвал главного виновника нарушения «хрупкого перемирия» в Нагорном Карабахе осенью 2020 г. Таким образом, 27 сентября 2020 г. мы все стали свидетелями вероломного нападения Азербайджана на Карабах, как президент И. Алиев грубо нарушил бессрочное перемирие 1994–1995 гг. Однако данная повторная агрессия Азербайджана, включая применение запрещённых средств войны (в частности, кассетных и фосфорных бомб, случаи отрубания голов и издевательств над армянскими пленными), а также использование иностранных (тюрко-исламских) боевиков под прикрытием турецкого ЧВК «SADAT» не вызвало должной реакции у мирового сообщества и тех же стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ. В этой связи тот же СБ ООН не принял ни одной резолюции, осуждающей агрессию азербайджано-турецко-пакистанской коалиции против армян Карабаха по вине одного из постоянных членов СБ ООН (в частности, Великобритании, которую стесняется назвать даже МИД России). Налицо двойные стандарты и грубое попрание интересов армянского народа (включая право на самоопределение армянского населения Арцаха в силу наличия экзистанциональной угрозы физическому существованию и историко-культурному наследию карабахских армян).

Возвращаясь к судьбе Московского договора 1921 г. должен отметить, что исходя из объективной оценки современных реалий и состояния стратегического партнёрства между Россией, Турцией и Азербайджаном, Москва вряд ли собирается отменять данный договор и публично устами МИДа подтвердит свою приверженность принятым обязательствам 100-летней давности. Более того, если турки проявят свойственную им дипломатическую гибкость и не станут расстраивать русских своими публичными заявлениями о планах создания «армии Турана» (как и самого «Великого Турана»), то сохраняется угроза подписания нового международного соглашения названной тройки стран с принуждением Армении по имплементации поражения во Второй карабахской войне (включая и отказ Еревана якобы по итогам работы так называемой исторической армяно-турецкой комиссии по архивам Анкары от требований по признанию геноцида армян и каким-либо территориальным претензиям к самой Турции). Иными словами, от Армении Турция и Азербайджан ожидают не только очередных территориальных уступок (в Карабахе, Зангезуре, Меграх), но и ценностного отречения от трагедии геноцида.

В.А. Надеин-Раевский в своём выступлении неслучайно напомнил официальный отказ МИД России по части денонсации Московского договора 1921 г., представленное Европейским департаментом (странно, что МИД РФ относит Турцию к Европе, а не Азии – Востоку) в 2016 г. в ответ на обращение двух российских депутатов от оппозиционной фракции КПРФ.

Как известно, в разгар обострения российско-турецких отношений из-за сбитого турками в ноябре 2015 г. российского боевого самолёта Су-24 в небе над Сирией и жестокого убийства группой турецкой террористической организации «Серые волки» во главе с А. Челиком катапультировавшегося лётчика подполковника Олега Пешкова, депутаты Государственной Думы России (в частности, Валерий Рашкин и Сергей Обухов) выступили с предложением денонсировать Московский договор от 16 марта 1921 г. Однако уже тогда было очевидно, что власти России не пойдут на серьёзное и продолжительное обострение отношений с Турцией, поскольку они до этого инициировали ряд важных экономических и военных проектов (включая строительство первой в истории Турции АЭС «Аккую» в Мерсине на берегу Средиземного моря, газопровода «Турецкий поток» в обход Украины, активный туризм, повышение торгового оборота до 100 млрд долл., продажу российской системы ПВО – ЗРК С-400). Тот факт, что представители оппозиционной фракции КПРФ, а не правящей партии «Единая Россия», выступили с названной инициативой свидетельствовало об отрицательном ответе МИД России. Просто тема Московского договора использовалась российской дипломатией в качестве некого давления на турецких коллег и не более.

Тем не менее, касаясь одного из тезисов отрицательного ответа европейского департамента МИД РФ (в частности, «Россия не может сейчас денонсировать данный договор из-за отсутствия прямых сухопутных границ с Турцией»), возникает вопрос к тому же МИДу – а в момент подписания Московского договора 16 марта 1921 г. у той же России с Турцией имелись те самые «прямые сухопутные границы»? Ведь СССР будет создан лишь спустя более года с этой даты, то есть 30 декабря 1922 г. Может вхождение Армении в состав Российской Федерации (или союзного с Россией государства) снимет вопрос наличия «прямых границ» с Турцией и позволит денонсировать Московский договор?..

Надеин-Раевский и другие эксперты отмечают, что отказ сегодня от Московского договора 1921 г. способно ввергнуть регион в очередной хаос с неизвестными итогами, поскольку та же Турция способна будет аннексировать Аджарию (то есть бывшую Батумскую область), разрушить грузинскую государственность и неизвестно к чему приведёт саму Армению ввиду очевидности турецкой военной угрозы. В принципе, сторонники данной точки зрения не далеки от истины. Вместе с тем, а с каких пор после августа 2008 г. Россия стала проявлять беспокойство о Грузии? Тбилиси избрал курс на США, пусть Вашингтон и переживает за её судьбу. В Армении (а сегодня и в оставшейся армянской части Нагорного Карабаха) стоят российские войска и миротворцы. И как же Турция, столь обязанная России по многим другим фрагментам, решается нанести удар по её интересам без последствий? Объективности ради следует отметить, что с выводом российских войск из Нахичевани в 1993 г. в этой автономии стали укрепляться турецкие позиции. В частности, в Нахичеванской автономной республике размещаются турецкие ракеты «Касырга», наведённые на Ереван и русскую военную базу; регулярно стали проходить турецко-азербайджанские военные учения; фактически под прикрытиями 5-го и 6-го корпусов азербайджанских ВС пребывают и турецкие военные. Что же касается Батуми и его порта, то после вывода российской военно-морской базы из Аджарии в 2007 г. турки и их военные корабли стали постояльцами в Батуми, а турецкий бизнес получил здесь «постоянную прописку», не говоря уже о распространении ислама. Так что положения Московского и Карсского договоров 1921 г. уже нарушены турками и азербайджанцами в постсоветский период в тех же Батуми, Нахичевани и Карабахе.

Андраник Мигранян в своём выступлении справедливо отмечал, что позорное поражение армянской стороны во Второй карабахской войне стало объективным следствием взаимосвязанных (я бы добавил чрезмерно избыточных) ошибок властей Армении в сфере политики, дипломатии, обороны и безопасности. И здесь самым удручающим выступает время бездарного и безответственного правления непрофессиональной команды правительства Никола Пашиняна, пришедшего к власти через свою «тканевую революцию» и давление толпы. Армения исчерпала лимит допустимых и недопустимых ошибок, продолжение которых способно привести к новым территориальным потерям и прекращению независимости армянского государства.

Каковы же основные негативные последствия решений Московского договора от 16 марта 1921 г. в судьбе Армении, Армянского вопроса и армянского народа?

1. Московский договор не создал, а лишил международно-правовых условий для справедливого решения Армянского вопроса и политико-правовой ликвидации последствий геноцида армян.

2. Армения потеряла значительную часть своих этнических территорий и оказалась в сложном и невыгодном экономико-географическом положении, лишена выхода к морю, не представляет особого интереса для региональных экономических и транспортно-коммуникационных проектов (либо реализует ущербную для национальных интересов экономическую политику).

3. Армения не имеет сбалансированной внешней политики и обрекается на высокую внешнюю зависимость.

4. Значительная часть армянского народа потеряла возможность проживания на своих исторических территориях и вынужденно пополнила ряды многомиллионной этнической диаспоры.

Данные тяжёлые последствия Московского договора обозначили перед Арменией и армянским народом ряд исторических уроков:

1. Армения должна грамотно определить Стратегию национальной безопасности и разработать адекватную своим интересам и сохраняющимся внешним угрозам внешнеполитическую доктрину с отражением основного союзника(-ков), партнёров и противника(-ков). Армяне должны отказаться от тактики безответственного определения врага и друга, демонстрировать высокую гибкость дипломатии и осведомлённость разведки.

2. Армения рассматривает Россию в качестве главного исторического и стратегического союзника. Однако Армения должна понимать, что не является сегодня единственным стратегическим союзником России на Южном Кавказе и в Малой Азии. Россия не может смотреть на эти регионы сквозь призму армянских интересов, а исходит из своих предпочтений. И если МИД России публично заявляет, что неопантюркизм не представляет для Москвы никакой внешней и внутренней угрозы, то и Армении следует прекратить тактику буфера на пути Турции в Туран, выстраивать новые отношения с Анкарой.

3. Армения обязана учитывать разведывательную активность внешнего мира на армянском направлении, и в этой связи строго исключать воздействие агентуры влияния иностранных разведок (независимо от индекса) на свою внутреннюю и внешнюю политику. И не важно, это «соросовцы», или «пантюркисты», либо ещё кто.

4. Армения может развивать активное военное и военно-техническое сотрудничество с внешним миром (союзником, партнёрами и т.д.). Вместе с тем, Армения обязана позаботиться о развитии национального образования, науки и военно-промышленного комплекса. Не надежды на внешний мир, а опора на собственные ресурсы и новейшие изобретения должны стать базовыми для укрепления национальной обороны и безопасности.

Утверждение В.Т. Третьякова о том, что бремя власти требует постоянного (а скорее круглосуточного) внимания к вопросам национальной безопасности и экономики, весьма справедливо. И если по понятным причинам малая страна, пребывающая во враждебном окружении (как современная Армения), не способна самостоятельно решать все эти проблемы, то приходится уступать часть суверенитета главному союзнику из числа великой державы. Правда, в этой связи союзник не должен проявлять перед остальным внешним миром излишнюю осторожность и пропускать мимо своего внимания серьёзные деструктивные процессы в области внутренней и оборонной политики той же Армении. Например, необоснованный вопрос смены модели управления, приход к власти непрофессиональной команды, высокий уровень коррупции и стихийный отток граждан, слабое вооружение и подготовка войск и т.д.

Несмотря на стратегическое партнёрство с Турцией, на мой взгляд, Россия заинтересована в сохранении Армении, ибо без армянского фактора в регионе Москва окажется перед внешней угрозой потери своего влияния и исхода из Закавказья и Центральной Азии, а со временем появится новая волна внутреннего этнорелигиозного (тюрко-исламского) сепаратизма в самой РФ. Опыт византийского не внимания к той же Армении на восточных границах империи со временем привёл к падению Константинополя и развалу самой империи. Таковы исторические параллели.

Понятно, что Россия сегодня не может себе позволить проявлять резкость с членом НАТО Турцией, но и надеяться, что из-за ЗРК С-400 и сальдо роста торгово-экономических связей с Россией турки откажутся от Североатлантического альянса наивно. Турция спустя век после потери имперского статуса пытается играть на противоречиях ведущих держав для возрождения собственной империи с расширением границ своего влияния на тюркский мир. Анкара рассматривает себя в качестве лидера тюркского полюса с прагматичным подходом в экономике, коммуникациях, военном строительстве, культурной и идеологической интеграции. И на этому пути за прошедшие 30 лет постсоветского времени Турция добилась немалого.

Касаясь темы Нагорного Карабаха ранее упомянутый Тофик Зульфугаров небезосновательно полагает, что среди непрофессионального армянского и азербайджанского обществ ошибочно считается, что карабахский конфликт происходит между Арменией и Азербайджаном. В реальности же, идёт жёсткий конфликт за наш регион между ведущими державами (т.е. Западом и Россией), где Карабах становится площадкой выражения данной диспозиции. Отсюда можно сделать вывод, что каждая из сторон конфликта пытается предугадать расклад сил и занять выгодную позицию, чтоб не оказаться под ударом либо русских, либо англосаксов.

Конечно, в подобной ситуации самым лучшим вариантом была бы армяно-азербайджанская договорённость в какую «лодку сесть» (в частности, ЕАЭС или ЕС, ОДКБ или НАТО). Однако раздираемые комплексами этнических противоречий и разница в ресурсных возможностях пока что не позволяют Армении и Азербайджану начать диалог и партнёрство. Вместе с тем, основные ресурсы валютных поступлений и развития экономики Азербайджана (нефть и газ) нацелены и получили инфраструктурную реализацию на Запад через Турцию в обход России. Такова реальность первой четверти ХХI в., и Баку есть что терять важнее Карабаха. В армянском случае угроза сводится к потере государственности при массовом оттоке населения, демографическом кризисе и новом военном обострении при отсутствии внешней помощи.

При этом азербайджанцы и турки считают, что диалог с армянами не получает развития, ибо последние ошибочно остаются в плену надежд на русских и Россию (в итоге армяне за последнее столетие получили серьёзные удары и от турок и от азербайджанцев – тот же геноцид, высылку из родины и утрату значительных этнических территорий). В свою очередь армяне не могут сказать, что расчёты азербайджанцев на союз с братской Турцией (являющейся членом НАТО, восстанавливающей партнёрство с Россией и нацеленной на роль лидера в тюркском мире) не оправдались для Баку в 1920 и 2020 гг.

Полагаю, что восстановление субъектности власти в Армении и укрепление армяно-российских стратегических отношений в обозримой перспективе будет реальным ответом на все исторические и современные вызовы, заложенные решениями Московского договора от 16 марта 1921 г. Укрепление данного союза и двух государств с течением времени способно создать новые реалии в регионе, что позволит оценить целесообразность сохранения или принятия новых важных региональных международных соглашений с отражением интересов всех участников. А пока приходится довольствоваться установившимся при вмешательстве России «хрупким миром» и концентрироваться на мирном развитии. Исторический реванш возможен лишь при залечивании ран и восстановлении разрушенного.

Главная ошибка армянской политики в промежутках 1920–2020 гг., очевидно, свелась к максималистским амбициям получить всё и сразу, когда нужно было либо не вступать в игру с неочевидным исходом (но с очевидными трагическими последствиями) для себя, либо же довольствоваться по принципу «из двух зол – выбираю наименьшее» или «лучше меньше, да лучше». Но история далёкая и близкая сослагательно не пишется, извлечение же уроков из этой истории скорее поможет армянам сохранить имеющееся и работать над будущим.

Доктор политических наук, профессор
Александр СВАРАНЦ


Источник: NovostiNK

Поделитесь с друзьями:


Предыдущая новость: Следующая новость:
Американские сенаторы призвали Байдена признать Геноцид армян
Американские сенаторы призвали Байдена признать Геноцид армян
Последовав примеру Конгресса США, двухпартийная группа из 37...
Перевал Варденяц закрыт, в Ширакской и Котайкской областях идет снег
Перевал Варденяц закрыт, в Ширакской и Котайкской областях идет снег
МЧС Армении предупреждает, что территории республики есть закрытые...
Бюст адмирала Исакова Музею обороны и блокады Ленинграда
Бюст адмирала Исакова Музею обороны и блокады Ленинграда
16 марта коллекцию Государственного Музея обороны и блокады...


Cайт Хачатура Аветисяна
Писатель "Ян Ситева"