Топ Новое

ЕСТЬ ЛИ ПЕРСПЕКТИВЫ У РОССИЙСКО-ГРУЗИНСКИХ ОТНОШЕНИЙ

3-04-2013, 14:56 Просмотров: Политика
3 апреля 2013, 14:56 - NovostiNK
В последнее время в России обострилась дискуссия по поводу перспектив российско-грузинских отношений. Связано это с инициативами нового премьер министра Грузии Бидзины Иванишвили, который сразу же после победы на парламентских выборах в октябре прошлого года провозгласил в качестве одного из своих приоритетов нормализацию отношений с Москвой. До этого грузинская сторона, о намерениях улучшить отношения с Россией не заявляла и каких либо инициатив в этой области не выдвигала. Иванишвили, наоборот, уже 5 октября на встрече с грузинскими предпринимателями заявил, что «мы сможем очень быстро открыть и восстановить торговые и культурные взаимоотношения с Россией». Правда, он уточнил, что восстановить «дружеские отношения, которые когда-то существовали между нашими странами… будет непросто и не так скоро».
ЕСТЬ ЛИ ПЕРСПЕКТИВЫ У РОССИЙСКО-ГРУЗИНСКИХ ОТНОШЕНИЙ

В дальнейшем Иванишвили еще несколько раз высказывался на тему российско-грузинских отношений. Так, выступая на заседании фракции меньшинства парламента Грузии 24 октября, он заявил что урегулирование отношений с северным соседом является одним из направлений внешней политики его команды, и он надеется, что в ближайшее время его правительству удастся восстановить торговые и культурные отношения с Россией. По его словам, налаживание отношений входит в интересы как Грузии, так и России и процесс начнется быстро.

На брифинге для журналистов 1 ноября Иванишвили заявил, что «правительство должно суметь наладить отношения с нашим самым большим соседом, учитывая очень большую историю этих отношений и то, что мы столько лет жили вместе как до создания Советского Союза, так и в составе СССР, и после его распада». «Сегодня мы должны суметь урегулировать наши отношения, а потом и возвести их на качественно новый уровень», - подчеркнул он. По его оценке, грузино-российские отношения переживают тяжелые времена, так как их ухудшение началось задолго до августовской войны 2008 года, а необдуманная война еще больше усугубила противоречия. Все же Иванишвили выразил надежду, что его правительству удастся наладить отношения с Россией, тем более, что тысячи граждан Грузии находятся в России, работают там. «Много смешанных браков, очень близки культуры наших народов, и это дает нам надежду, что мы сможем урегулировать отношения с Россией», - заявил премьер. Иванишвили также высказал предположение, что в ближайшее время удастся восстановить культурные и торговые отношения и решить вопрос возобновления экспорта грузинской продукции на российский рынок.
Для ведения переговоров с Россией по вопросу нормализации отношений Иванишвили назначил специального представителя. Им стал профессиональный дипломат, бывший посол в Москве Зураб Абашидзе. Характеризуя своего спецпредставителя, Иванишвили отметил, что он – опытный дипломат и имеет в России много друзей. А это «поможет ему в выполнении поставленной задачи». Реакция Москвы на это назначение была сдержанной, но в целом позитивной. Официальный представитель МИД России А.К.Лукашевич заявил по этому поводу, что Абашидзе известен в Москве «по работе послом в нашей стране и по последующим приездам. Да и сам он хорошо знаком с Россией. Мы, разумеется, обращаем внимание на заявления Тбилиси о стремлении к нормализации отношений с Россией и на соответствующие кадровые назначения, однако ожидаем от нового грузинского правительства прежде всего конкретных практических шагов». Таким образом, российский МИД не впал в эйфорию в связи с инициативами Иванишвили и фактически призвал новые власти Грузии доказать серьезность своих намерений.

Некоторые позитивные изменения во взаимодействии между двумя странами с тех пор действительно произошли. Состоялись контакты на высоком уровне. В Москве президент России Владимир Путин принял Патриарха всея Грузии Илию II. В Давосе состоялась краткая встреча председателя правительства России Дмитрия Медведева и Бидзины Иванишвили. В Страсбурге встретились представители парламентских кругов двух стран. В конце февраля сего года группа экспертов Роспотребнадзора посетила Грузию с целью изучения условий для возобновления экспорта вина и минеральной воды. Всего Роспотребнадзор проинспектировал 36 винодельческих компаний Грузии, которым затем были выданы разрешения на предоставление образцов продукции для регистрации в России. А уже 28 марта Роспотребнадзор разрешил двум компаниям «Киндзмараули Марани» и «Винному дому Дугладзе» поставлять продукцию в Россию.
Вошел в рабочий ритм двусторонний дипломатический диалог. В Праге 1 марта состоялась вторая встреча статс-секретаря МИД России Григория Карасина со Зурабом Абашидзе. На встрече были отмечены «позитивные сдвиги» в двусторонних отношениях. Стороны обменялись мнениями по вопросам наземного и воздушного транспорта, в частности в плане придания регулярного характера авиационным перевозкам. С удовлетворением была констатирована договоренность по возобновлению работы в интенсивном режиме пограничного перехода Верхний Ларc – Казбеги. Обсуждалась возможность облегчения существующего визового режима. Была высказана обоюдная заинтересованность в налаживании более активных контактов в области науки и здравоохранения. В контексте предстоящих в 2014 году Олимпийских игр в Сочи достигнута договоренность, что связанные с ними вопросы будут предметно обсуждаться по линии национальных олимпийских комитетов двух стран. В ходе беседы было подчеркнуто, что встречи в данном формате не затрагивают комплекса вопросов, обсуждаемых на Женевских дискуссиях по безопасности и стабильности в Закавказье, которые сохраняют свою актуальность. Следующая встреча Карасина с Абашидзе состоится в конце мая – июне сего года.

Важным событием в контексте российско-грузинских отношений явился визит Иванишвили в Армению 17 января сего года. Это объясняется тем, что на Армению, являющуюся союзником России, завязаны важные российские интересы в Закавказье. При правительстве Саакашвили Грузия достаточно плотно встроилась в ось Турция – Азербайджан. Как и во всех других случаях, эта линия Саакашвили была направлена на то, чтобы удовлетворить интересы других стран – Турции, Евросоюза, США, Израиля – кого угодно, но только не Грузии. По существу, он выполнял задание Запада по созданию коридора Анкара-Тбилиси-Баку, идущего к Каспию и блокирующего российские коммуникации в южном направлении к Армении и Ирану.

В Грузии тоже далеко не все были в восторге от протурецкой политики Саакашвили. Ведь в этом треугольнике Грузия превратилась в младшего партнера, которым стал помыкать даже Баку. А уж турецкое присутствие в Грузии, особенно в Аджарии, выросло настолько, что стало вызывать опасения и недовольство значительной части грузинского общества. Поэтому, посетив Армению и возложив венок к Мемориалу памяти жертв геноцида армян Иванишвили послал определенный сигнал Турции. Премьер-министр Грузии дал понять, что приоритеты грузинской внешней политики начинают меняться, она становится более сбалансированной и протурецкая ориентация времен Саакашвили уходит в прошлое.

Более того, перед своим визитом в Азербайджан в декабре прошлого года Иванишвили поставил под сомнение целесообразность строительства железной дороги Баку-Ахалкалаки-Карс. В интервью газете "Резонанси" он заявил: «Строительство железной дороги Ахалкалаки-Карс вызывает вопросы. Надо уведомить Азербайджан, что на определенном этапе строительства это не будет выгодно для Грузии и потребуется определенная компенсация». Правда, после переговоров в Баку Иванишвили свое заявление дезавуировал, назвав его «поспешным». Однако перед этим Азербайджан согласился продавать Грузии природный газ, как заявил Иванишвили, «по весьма приемлемым ценам». Таким образом, «компенсацию» Иванишвили от азербайджанцев все-таки получил. И это продемонстрировало, что сама железная дорога Баку-Ахалкалаки-Карс интересна ему только как инструмент давления на Азербайджан для выбивания экономических уступок.

А вот для Саакашвили эта железная дорога является важнейшим геополитическим проектом. Не случайно, президент Грузии сразу же отреагировал на заявление Иванишвили, поставившее под сомнение необходимость ее строительства. «Меня очень встревожило это заявление... Потому что это – один из самых главных проектов по обретению Грузией независимости. Это железная дорога, которая дает нам возможность в обход России напрямую связаться со странами Евросоюза», - подчеркнул Саакашвили.

Но противоречия между двумя грузинскими лидерами на этом не закончились. В ходе визита в Армению Иванишвили реанимировал идею, которую выдвигал еще во время избирательной кампании – о восстановлении железнодорожного сообщения через Абхазию. На совместной пресс-конференции с премьер министром Армении Тиграном Саркисяном он заявил, что «открытие железной дороги возможно». «Восстановление железнодорожного сообщения связано с общими проблемами, и будет рассматриваться в этом контексте. Но я думаю, эти проблемы можно разрешить куда быстрее и раньше, если будет воля всех сторон… С нашей стороны есть полная готовность разрешить все эти вопросы так быстро, как это возможно», - отметил Иванишвили.

Таким образом, Иванишвили дал понять, что Грузия готова решать вопрос о транзите через Абхазию без прямой увязки с урегулированием вопроса о статусе этой республики. Между тем, открытие железнодорожного сообщения через Абхазию стало бы для Армении серьезным экономическим подспорьем. Это отвечало бы и российским интересам. И хотя быстрое решение данного вопроса довольно сомнительно, такая инициатива со стороны премьер-министра Грузии имеет важное политическое значение. Не случайно, президент Саакашвили довольно обостренно отреагировал на это заявление. На брифинге для журналистов, специально посвященном визиту Иванишвили в Армению, он подчеркнул, что разговор про абхазскую железную дорогу «может идти только параллельно деоккупации Грузии». «Рассмотрение этого проекта отдельно от общего контекста является антинациональным, антигосударственным, антигрузинским действием. Это подрывает независимость Грузии, её будущее и работает в интересах оккупанта Грузии», - отметил Саакашвили.

Ну, и наконец третье важное разногласие, с президентом, которое было озвучено Иванишвили во время визита в Ереван, касалось оценки внешней политики Армении. В интервью армянской службе «Радио Свобода» Иванишвили назвал Армению «хорошим примером для грузин». По его мнению, Армения «отлично ладит с Россией и состоит в дружеских отношениях с Америкой и с остальными странами-членами НАТО». «Я считаю, что мы обязаны, и я очень надеюсь, что мы сможем все это совместить», - заявил он. Иванишвили, похоже, даже сам не понял как далеко зашел в своих высказываниях. Он, видимо, упустил из виду, что Армения не просто «ладит» с Россией, но и является военным союзником России. И если Грузия хочет брать пример с Армении, то ей самое время вступать в ОДКБ. Понятно, что премьер-министр Грузии ничего такого в виду не имел и просто выступил за отказ от однобокой ориентации на Запад.

Но Саакашвили это явно не устроило. Выступая на сессии ПАСЕ в Страсбурге 21 января, он обвинил правительство в отходе от прозападного курса. «Бидзина Иванишвили заявил, что страна может и должна иметь одинаково хорошие отношения с Россией и с НАТО, но удивительно сформулировал равную дистанцию от этих двух субъектов и привел в пример армянских друзей», - отметил он. Далее Саакашвили привлек внимание к тому, что Грузия «сделала выбор в пользу членства в НАТО, а Армения нет». По его словам, «грузинский народ не голосовал за изменение основного направления», но правительство Грузии «совершенно изменило риторику». В заключение он выразил сомнение, что новое правительство ведет Грузию в правильном направлении.
Через некоторое время под давлением Саакашвили и его сторонников парламент Грузии принял резолюцию «Об основных направлениях внешней политики Грузии». В ней подтверждался прозападный внешнеполитический курс. В пункте 3 резолюции главным приоритетом внешней политики Грузии объявляется «интеграция в европейские и евроатлантические структуры». Это подразумевает, прежде всего, вступление в Евросоюз и НАТО. Неудивительно, что данная резолюция породила в российском экспертном сообществе значительный пессимизм относительно перспектив российско-грузинских отношений. Многими это было воспринято как продолжение курса Саакашвили. Но на самом деле это – не совсем так.

Было бы наивно ожидать, что Иванишвили мог бы сейчас в открытую выступить против прозападного курса. В этом случае он однозначно лишился бы не просто поддержки, но даже терпимого отношения со стороны Запада. А Саакашвили вновь бы обрел их благосклонность. Это позволило бы президенту Грузии пойти на роспуск правительства Иванишвили, а конституционные полномочия для этого у него имеются. В итоге возникли бы предпосылки для возвращения к власти, если не самого Саакашвили, то людей из его команды. Так что Иванишвили в нынешней ситуации не остается ничего другого, как только принять правила игры и отказаться от риторики в пользу многовекторности и сбалансированности внешнеполитического курса.

Но даже в этих стесненных условиях Иванишвили смог внедрить в резолюцию некоторые свои акценты. Это видно в пунктах 11 и 18 резолюции, где затрагиваются отношения с Россией. Пункт 11 следует процитировать целиком. Там говорится: «Грузия будет осуществлять диалог с Россией, как с использованием международных механизмов в рамках Женевских дискуссий, так и в двустороннем формате. Целью этого диалога является урегулирование конфликта, налаживание и развитие добрососедских отношений». Это положение видится как компромисс между линией Саакашвили и Иванишвили. Здесь важно то, что допускается двусторонний диалог с Москвой, не связанный напрямую с Женевским процессом. Причем целью такого диалога является не только урегулирование конфликта вокруг Абхазии и Южной Осетии, что было приоритетом при Саакашвили, но и налаживание и развитие добрососедских отношений с Россией. Одним словом, переговоры, касающиеся Абхазии и Южной Осетии, не увязаны напрямую с переговорами по нормализации российско-грузинских отношений. А это – очевидный прогресс по сравнению с прежней позицией грузинской стороны.

В пункте 18 указывается на то, что у Грузии не может быть дипломатических отношений со странами, которые признают независимость Абхазии и Южной Осетии. Это уже устоявшаяся позиция Грузии, озвученная на многих форумах. Рассчитывать на ее быстрое изменение было бы не разумно. С другой стороны, довольно странным выглядит присовокупление к этому тезису положения о том, что Грузия не может находиться с такими странами в «военно-политическом или таможенном союзе». Этот намек – явно не в сторону НАТО и Евросоюза, которые Абхазию и Южную Осетию не признали и признавать не собираются. Это намек в сторону России. Но о каком вступлении в ОДКБ или Таможенный союз Грузии может идти речь, если она даже не имеет с Россией дипломатических отношений? Не содержится ли здесь в таком случае намека на то, что Грузия может вступить в эти организации, если Россия отзовет дипломатическое признание Абхазии и Южной Осетии? Но как тогда быть с главным приоритетом внешней политики Грузии – присоединению к НАТО и Евросоюзу? Нельзя же одновременно состоять в НАТО и ОДКБ, в Евросоюзе и Евразийском союзе. Одним словом, достаточно загадочное положение. Без дополнительных разъяснений с грузинской стороны понять его сложно.

В целом контекст резолюции позволяет Иванишвили продолжить курс на нормализацию российско-грузинских отношений. Резолюция никак не ограничивает двусторонний дипломатический диалог через спецпредставителя премьер-министра. Более того, она даже допускает восстановление консульских отношений, что было бы крайне желательно для облегчения гуманитарных контактов. Между тем, на смягчении визового режима настаивает сама грузинская сторона, так как для российских граждан сейчас действует безвизовый режим въезда в Грузию. А это – не плохая возможность для МИД России пойти на своеобразный размен – согласиться на облегчение визовых формальностей в обмен на восстановление консульских отношений. Если же консульские отношения будут восстановлены, то за ними может последовать и обмен торговыми представительствами.

Конечно, такое повышение уровня двустороннего представительства невозможно до тех пор, пока Саакашвили находится на посту президента Грузии. Но ему не долго осталось. Срок его полномочий истекает в октябре 2013 года. А после новых президентских выборов вступают в силу поправки в конституцию Грузии, согласно которым фактическим главой государства становится премьер-министр. Таким образом, для принципиального изменения соотношения сил внутри Грузии остается полгода. Но эти полгода Иванишвили надо продержаться у власти.

Между тем, уже сейчас наблюдаются тревожные тенденции. «Грузинская мечта» начинает терять популярность. Усиливаются разногласия внутри коалиции. Это объясняется тем, что у Иванишвили связаны руки. У него не хватает власти, чтобы принципиально изменить курс, а не меняя курса, добиться заметных положительных сдвигов не представляется возможным. Более того, любой фальстарт премьер-министра может дать Саакашвили повод для его отстранения от власти. Поэтому Иванишвили вынужден идти по очень тонкому льду. Для российской стороны требовать от него сейчас каких то значимых уступок было бы не только не реалистично, но и контрпродуктивно. Наоборот, с точки зрения российских интересов было бы правильно поддержать Иванишвили, пойдя ему навстречу по ряду второстепенных вопросов. Эту линию сейчас, похоже, и выбрала российская сторона.
Встречных уступок можно будет потребовать у Иванишвили потом, когда он достаточно укрепится у власти. И даже если он тогда откажется от курса на нормализацию отношений с Россией, его победа над Саакашвили будет для Москвы весьма полезным результатом. Бесславный конец Саакашвили, который замахнулся на Россию, послужит хорошим уроком для других деятелей на постсоветском пространстве. К тому же, Саакашвили проявил себя как личный враг Владимира Путина, который в 2004 году поверил обещаниям грузинского президента и помог ему в разрешении аджарской проблемы. За это Саакашвили отплатил черной неблагодарностью. А таких вещей президент России не прощает.

Конечно, может возникнуть вопрос принципиального характера: зачем вообще России нужна Грузия? Не лучше ли предоставить ее самой себе и не тратить время и ресурсы на нормализацию отношений с этой страной? Если Грузия заинтересована в отношениях с Россией, то пусть она сама и добивается различными способами благосклонности Москвы. Такая точка зрения сейчас весьма распространена в российском экспертном сообществе. С другой стороны, высказываются и прямо противоположные мнения. Грузинскую проблему пытаются представить как камень преткновения российской внешней политики. И хотя такие мнения довольно редки, они тем не менее присутствуют в политическом дискурсе. Подобной позиции придерживается, например, член Общественной палаты Денис Дворников, который считает, что «переговоры с Грузией определяют будущее нашей страны на ближайшие десятилетия».
Такое возвеличивание роли Грузии для России, конечно, не является обоснованным. Значение этой страны для российских интересов не стоит преуменьшать, но не стоит и преувеличивать. Эта роль – не экономическая, не гуманитарная и не духовная. Экономические отношения между Россией и Грузией настолько мизерны, что ими можно пренебречь. Вклад Грузии в российскую культуру, искусство и литературу также незначителен. Странно слышать про Грузию в качестве оплота «православия на Кавказе и центральное звено в евразийской христианской оси», как это заявляет Дворников. Если кто и является оплотом православия на Кавказе, так это Армения. А вот религиозная политика Грузии носит раскольнический характер. Чего стоит одна только линия на захват армянских храмов? Совершенно недальновидна позиция Грузинского патриархата в отношении Абхазии и Южной Осетии. Вместо того, чтобы передать приходы на этих территориях РПЦ, хотя бы на временной основе, грузинская церковь и сама их не контролирует, и не дает это сделать Московскому патриархату. В результате территории Абхазии и Южной Осетии оказались наводнены внесистемными христианскими конфессиями. К тому же, под «мудрым» руководством Саакашвили Грузия все более отуречивается и теряет православный облик.

Поэтому для России роль Грузии – исключительно военно-стратегическая. Грузия – это коридор, ведущий к Каспию и в Центральную Азию в обход России. И задача Москвы не допустить, чтобы этот коридор оказался под контролем враждебных или конкурентных с Россией держав. Пока Азербайджан придерживался более менее нейтральной позиции в отношениях между Россией и НАТО, прозападная ориентации Грузии не представляла значительной угрозы для российских интересов. Однако отказ Азербайджана от продления аренды российской РЛС Дарьял в Габале продемонстрировал усиливающийся дрейф режима Алиева в сторону Запада. Поэтому военно-стратегическая роль Грузии для России стала возрастать, особенно на фоне обострения обстановки вокруг Сирии, а также продолжающегося давления Запада на Иран. И приход к власти Иванишвили с его более сбалансированной внешней политикой оказался как нельзя кстати. Возможно, с ним удастся договориться о некоторых решениях, в которых военно-стратегические интересы России в Закавказье будут учтены.

В частности, уже сейчас Россия могла бы поставить вопрос о возобновлении военного транзита в Армению через Грузию, хотя бы по воздуху, а затем и наземным транспортом через Южную Осетию. На этом Грузия могла бы кое-что заработать, получая транзитные платежи. Военные грузы шли бы от Владикавказа до Цхинвала по Транскаму, а далее железной дорогой до Армении. Для этого российская сторона могла бы взять на себя расходы по восстановлению железной дороги на участке Цхинвал-Гори. А в самом Цхинвале можно было бы создать современный логистический центр. Со временем этот маршрут мог бы быть использован армянскими и грузинскими коммерческими перевозчиками. А Россия на первых порах могла бы содействовать удешевлению перевозок по этому маршрута путем введения налоговых льгот и облегчения таможенных процедур. Такой проект способствовал бы экономическому развитию как Южной Осетии, так и Горийского района Грузии.

Естественно, Иванишвили запросит за это какую то цену. И Россия уже кое что предложила. Это – открытие российского рынка для грузинской сельхозпродукции и облегчение визового режима, что имеет важное значение для Грузии. В перспективе можно говорить о крупных российских инвестициях в инфраструктурные проекты в Грузии, что создаст там новые рабочие места. Нельзя исключать даже оказание Грузии экономической помощи, что особенно важно для Тбилиси в условиях, когда поступление финансовых средств со стороны Запада по объективным причинам начинает иссякать.
Думается, что в обычных условиях всего этого было бы достаточно, чтобы перетянуть Грузию на сторону России после полного отстранения от власти прозападной группировки во главе с Саакашвили. Но камнем преткновения остается проблема Абхазии и Южной Осетии. Решить эту проблема в интересах Грузии не представляется возможным. Грузия совершила серьезные ошибки в отношении этих народов. За такие ошибки в политике приходится платить дорогой ценой. Уговорить абхазов и осетин вернуться под юрисдикцию Грузии уже не является реалистичным. Также Россия не может отозвать признание двух этих республик даже в обмен на отказ Грузии присоединяться к НАТО. Внешнеполитический урон имиджу России от такого решения перевесил бы все возможные выгоды от провозглашения Грузией нейтралитета.

Тем более, у России есть гораздо менее болезненный способ предотвратить вступление Грузии в НАТО – поддержать процессы дальнейшей дезинтеграции Грузии. А такая дезинтеграция может произойти уже в ближайшие годы. Достаточно перекрыться ручейку западной финансовой помощи. Между тем, Западу сейчас уже не хватает средств для поддержания на плаву своих собственных стран. По мере углубления мирового экономического кризиса свертывание программ зарубежной помощи будет происходить там ускоренными темпами. Сама по себе Грузия сейчас банкрот. Без западной помощи она не сможет содержать ни армию, ни полицию, ни большую часть госаппарата. В этих условиях усилится тенденция к росту самостоятельности регионов, которые начнут решать экономические проблемы собственными силами, в том числе обращаясь к соседним государствам. Аджария – к Турции, Джавахетия – к Армении, Квемо Картли – к Азербайджану, Горийский район и Мингрелия – к России. Центральные власти в Тбилиси окажутся не в состоянии помешать постепенному втягиванию этих регионов в экономическое, а затем и в политическое поле соседних государств.

Грузия уже пребывала в таком состоянии в начале 90-х годов. Вернутся к этому состоянию не составит большого труда. Тогда Грузия не развалилась только благодаря поддержке России. Но при сохранении прозападной ориентации Тбилиси у России не будет стимулов предотвращать развал Грузии. Напротив, Россия может начать оказывать различным регионам Грузии экономическую помощь в обмен на их лояльность Москве. Вслед за Россией по этому пути могут пойти и другие соседние с Грузией государства.

Поэтому большого выбора у Тбилиси на самом деле нет. Если Грузия хочет сохранить свою территориальную целостность хотя бы в тех границах, какие она имеет сейчас (без Абхазии и Южной Осетии), ей надо отказываться от прозападной ориентации. Россия же в обмен на лояльность станет гарантом территориальной целостности Грузии в ее новых границах. Более того, грузинский бизнес получит огромный российский рынок, сама Грузия инвестиции и экономическую помощь, а грузины – возможность свободно въезжать в Россию, как в старые добрые времена. Вокруг этой формулы и должно быть осуществлено российско-грузинское примирение.

Ну а что касается Абхазии и Южной Осетии, то со временем Грузия нормализует отношения с этими республиками, расширятся экономические связи, человеческие контакты. Если Грузия вступит в Евразийский союз, то исчезнут таможенные барьеры, возникнут условия для свободного движения людей и капиталов. Все станет почти как раньше, только на новом цивилизационном уровне.

Михаил Александров
Источник NovostiNK.ru


Поделитесь с друзьями:


Предыдущая новость: Следующая новость:
В первом квартале 2013 года экспорт нефти из Азербайджана сократился более чем на 11%
В первом квартале 2013 года экспорт нефти из Азербайджана сократился более чем на 11%
нефть из...
55% ереванцев интересуются политикой и примут участие в выборах в Совет старейшин столицы
55% ереванцев интересуются политикой и примут участие в выборах в Совет старейшин столицы
Из общей численности избирателей Еревана, интересующихся выборами в...
Реализуемый проект или красивая мечта?
Реализуемый проект или красивая мечта?
Тема возобновления железнодорожного сообщения из России в Армению в...



Трейлер фильма Стаса Намина и Артема Микояна «Древние храмы Армении»





К 76-й годовщине полного освобождения Ленинграда от блокады





Армянские эскизы Ашота Джазояна