Топ Новое

Кому Родина, а кому добро в кочевой кибитке. Миф об «агдабанском геноциде»

15-04-2020, 19:00 Просмотров: Политика
Кому Родина, а кому добро в кочевой кибитке. Миф об «агдабанском геноциде»

15 апреля 2020, 19:00 - NovostiNK
Aysor.am

Пару лет назад нами была опубликована заметка за названием «Как армяне Зангилан оккупировали», на примере которой мы наглядно показали, как азагитпропаганда бессовестно перевирает факты и прибегает к подлогам при оценке своих человеческих и материальных потерь за время всей истории карабахской войны. Однако, делает она это настолько неряшливо и топорно, что разоблачить ложь, скрытую за каждой приведенной цифрой не представляет особого труда.

Так вот, на днях азагитпропагандисты опять отличились фокусами при составлении списка жертв и материальных утрат в отдельно взятом населенном пункте, оказавшемся в эпицентре боевых действий. Речь идет о селе Агдабан региона Карвачар, которое лишь только с позднего средневековья было населено отюреченными курдами, а исторически относилось к арцахской княжеской области Верин Хачен. В начале апреля 1992 г. силы самообороны Арцаха осуществили операцию по подавлению огневых точек азербайджанской армии, расположенных вблизи этого населенного пункта, из которых ежедневно велся обстрел армянских сел Мартакертского района и проводились атаки по мирному населению Карабаха. Эта операция увенчалась успехом и предначертала будущую масштабную победу, поскольку уже через год весь Карвачар был полностью очищен от азербайджанских подразделений, в результате чего вторая после Лачина дорога, связывающая Арцах с Матерью Арменией, была открыта, а Армия обороны получила возможность сконцентрировать свои силы в восточном и южном направлениях карабахского фронта.

В преддверии агдабанской операции в этом селе практически уже не осталось жителей. Там хозяйничали вооруженные банды, часть которых была уничтожена под огнем армянских сил, а остальные, побросав оружие, разбежались по окрестным горам, лесам и ущельям. Однако впоследствии Азербайджану понадобился миф об «агдабанском геноциде», инициатором сочинения которого явился сам Гейдар Алиев. Ему очень нужен был такой миф, поскольку к тому времени моровое сообщество уже было достаточно осведомлено о марагинской резне, донесением правды о которой лично занялась потрясенная увиденным в этом селе баронесса Керолайн Кокс. И потому не случайно, что приписываемые армянам жестокости в Агдабане один в один списаны с задокументированных фактов о зверствах, творимых азербайджанской армией в отношении мирных жителей армянской Мараги. Но, как известно, ложь спотыкается на мелочах и деталях. Именно мелочи и детали помогают, скажем, следователям разрушить выдуманное алиби и разоблачить истинного преступника.

Также и мы, сопоставив детали и выявив массу несоответствий в азербайджанских информационных источниках, докажем что «агдабанский геноцид» наряду с «ходжалинским», «малибейлинским», «кркжанским» – это не более чем миф, с помощью которого азагитпропаганда на протяжении десятилетий пытается представить закавказских тюрков в качестве жертв «армянского фашизма».

Итак, 8 апреля почти все азербайджанские СМИ опубликовали памятку, приуроченную к 28-летию так называемого «агдабанского геноцида», который Гейдар Алиев назвал одним из самых страшных страниц 20-го века и позором всего человечества. Согласно памятке, в ночь с 7 по 8 апреля 1992г. «армянские военизированные формирования ворвались в село Агдабан и учинили жестокую расправу над мирными жителями этого села». Якобы, в 130 домах Агдабана проживало к тому времени 779 человек, из которых 67 были жестоко убиты. Далее следует детализация, согласно коей погибли 8 стариков, 2 ребенка, 7 женщин были сожжены на костре, еще два мирных жителя пропали без вести, а еще 12 получили тяжелые ранения. Следовательно, получается, что общее число погибших – 67, тогда как детализируется установленная смерть лишь 17 из них. Куда же подевалось упоминание об остальных 50?

Можно предположить, что эти 50 человек - мужчины, жители села. Но почему же сведения о них, как о мирных жителях села, не конкретизируются? Или они не считались мирными жителями Агдабана? Если так, то значит это были заезжие бойцы бандформировний, которые ошивались в селе и на огневых точках в его близости, и были уничтожены во время штурма армянских подразделений. А может, все они были местными ополченцами? В любом случае получается, что за мирные жертвы наряду со стариками, женщинами и детьми было записано 50 неустановленных лиц.

Хотя приведенные данные напоминают кашу, мы условно возьмем их за основу и сверим со списками из других азербайджанских источников.

Написав в поисковике слово Агдабан, заходим на страничку Википедии, где находим всего лишь одну, очень сжатую выкладку о местонахождении села и событиях 1992-го года. Там написано, что при «захвате села армянами» было убито аж 99 человек, а 140 человек получили тяжелые ранения. Детализация отсутствует совершенно, но разница общих убитых в 32 человека режет глаз. По занятному совпадению эта цифра попадется нам еще один раз, но уже в другом качестве.

Продолжаем поиски и натыкаемся на довольно обширную статью на сайте Kalbajar.az с кричащим названием «Агдабанский геноцид». Здесь все детализировано до мелочей и наряду с данными и цифрами приводится еще и информация о «преступлениях армянских агрессоров» на остальной территории Кельбаджарского района. Первое несоответствие, что бросается в глаза, касается даты так называемого «захвата» села армянскими подразделениями. В данной статье утверждается, что он произошел не с 7 по 8, а в ночь с 8 на 9 апреля 1992г. Думается, что если речь идет не о каком-нибудь пустячковом событии для азербайджанцев, а о целом «геноциде», то так неряшливо обращаться с датой не пристало ценящему свою «трагическую историю» народу. Возникает резонный вопрос: так какого числа произошла «резня», и по какой причине данные о дате в азербайджанских источниках разнятся?

Далее идет описание боя в Агдабане, в результате которого «небольшой отряд самообороны был уничтожен армянами, поэтому население оказалось без соответствующей защиты». Мирное население, якобы, рассеялось по горам и покрытым снегом лесам.

Однако, согласно авторам статьи, среди сельчан многим не удалось избежать резни и приводится точное число «погибших от руки армян» – 32 человека. Утверждается, что 2 были сожжены на костре с повязанными руками, 7 были взяты в плен, а поспешившие на помощь 6 бойцов из соседнего батальона были расстреляны армянами в ущелье и тоже стали шехидами. Причем, не уточняется, относятся ли они к указанным 32 жертвам или проходят по другому списку. Зато приводится полный перечень имен погибших в Агдабане численностью в 32 человека, из коих только четыре женщины. Нет упоминаний ни о стариках, ни о детях, как и нет свидетельств о том, что сожженными на костре были женщины.

Как видно из сопоставления различных азербайджанских источников, невозможно составить сколь-нибудь приблизительно-правдоподобного представления о дате, хронологии и количестве жертв «агдабанского геноцида». Не стыкуется ни одна цифра, начиная от общих данных и кончая подробностями. Подобная каша существует лишь тогда, когда действительность бывает совершенно иная, но ее, согласно установке, задним числом начинают без согласования друг с другом перевирать разные люди и группы в стремлении переплюнуть один другого в сочинении ужастиков.

Безусловно, в Агдабане были жертвы, и в первую очередь из числа азербайджанских бандформирований. Возможно, были и потери из числа оставшегося крайне малочисленного мирного населения, но подавляющее их большинство, если не все, пало не от армянских пуль, а от изнеможения, холода и стресса, пережитого во время бегства из села, которое храбрые азербайджанские аскеры бросили уже задолго до мирных жителей. Если азербайджанцам есть кого винить в этой трагедии, так это только свое руководство и самих себя. Их усердно предупреждали, их убеждали, что следует положить конец разбойничьим вылазкам и блокаде армянского Карабаха. Но тщетно. Именно поэтому один за другим пали огневые точки Агдабана, Малибейли, Шуши, Ходжалу, населением которых азербайджанская военщина трусливо и бессовестно прикрывалась как щитом. И нынешние азербайджанские власти сотворили из этих позорных для своего государства страниц выдуманную историю геноцида для плача в жилетку мирового сообщества.

Примечательно, что из агдабанской истории азербайджанские горе-патриоты и не подумали извлечь урок. А между тем, Агдабан стал предупреждением, прелюдией к действиям по очищению всего Карвачара от оборзевшей азербайджанской аскерни. И тогда тоже мирное население всего района разменной монетой было брошено в жертву амбиций бакинских наполеонов. Тот же самый сценарий повторился в масштабах огромного района. Под напором армянских сил сброд, именуемый национальной армией Азербайджана, разбежался по головам мирного населения, а последнее вдогонку за своими защитниками потеряло в лесах и на морозных перевалах сотни человек. Примечательно, что из всего азербайджанского населения Карвачара гарантированно сохранили себе жизни лишь те, кто не смог или не успел убежать к приходу армян. Сохранились в доступе в интернете десятки фрагментов видеохроники, и пусть никто не смеет отрицать данный факт.

Хотя о чем это мы? В той же самой пресловутой статье «Агдабанский геноцид» наличествует циничное, а вместе с тем и идиотское утверждение о том, что, якобы, резня в Агдабане впоследствии привела к «полному уничтожению 52-тысячного населения Кельбаджара». Как, спрашивается, после этого относиться к азербайджанским пропагандистам и искать затерянное зернышко истины в ворохе сотворенной ими лжи? Как отнестись к подобного рода фокусам, когда говоря о «культурно-материальных утратах азербайджанского народа в Кельбаджаре», перечисляются армянские храмы с пометкой «албанские», в коем числе и знаменитый Дадиванк, тот самый, который армянские бойцы – освободители застали разрушенным, изгаженным и забитым до самого алтаря навозом? К слову и храм-то этот азагитпропагандисты называют Хасан Джамалом, коверкая имя армянского князя Хасана Джалала Долы, который, кстати говоря, и не имел прямого отношения к постройке этой средневековой жемчужины.

Как отнестись к тому, что сразу после упоминания этих «утерянных святынь азербайджанского народа», следует списки оставленного поголовья скота, кур, количества телевизоров, мебельных гарнитуров и даже наборов постельного белья, попавших в руки армян? И, внимание, ни единого упоминания об «утраченной родине»! Не верящие пусть удостоверятся сами.

Можно ли представить, чтобы в памятках или статьях армянских СМИ, приуроченных, скажем, к трагической дате потери Геташена или Шаумяна нашло место упоминание об утраченном количестве домашнего скарба? Можно ли вообще подобным образом разбирать человеческую трагедию на утерянные наволочки и гусей?

Словом, кому Родина, а кому добро в кочевой кибитке.

Впрочем, мы сильно отвлеклись от темы Агдабана. Но виною тому опять же явилась метафизика азагитпропагандистской гнусной лжи и неимоверной глупости, одним из первых продуктов которой и стал пресловутый миф об агдабанском геноциде.

Автор: Богдан Атанесян


Поделитесь с друзьями:


Предыдущая новость: Следующая новость:
У одного из технических работников суда общей юрисдикции административного района Эребуни выявлен коронавирус
У одного из технических работников суда общей юрисдикции административного района Эребуни выявлен коронавирус
У одного из технических работников суда первой инстанции общей...
В Арцахе не будет политического преследования – Араик Арутюнян
В Арцахе не будет политического преследования – Араик Арутюнян
В Арцахе не будет политического преследования, заявил сегодня на...
Когда надо было, мы обратились по вопросу Кочаряна, сейчас заявляем: это дело судебной системы РА
Когда надо было, мы обратились по вопросу Кочаряна, сейчас заявляем: это дело судебной системы РА
Сегодня на пресс-конференции вновь избранный президент Арцаха Араик...



Трейлер фильма Стаса Намина и Артема Микояна «Древние храмы Армении»





К 76-й годовщине полного освобождения Ленинграда от блокады





Армянские эскизы Ашота Джазояна