Топ Новое

НЕСТАНДАРТНЫЕ РЕШЕНИЯ – ЗАЛОГ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ АРМЕНИИ

10-03-2019, 19:30 Просмотров: Экономика
10 марта 2019, 19:30 - NovostiNK
Финансист, экономист, экс-член совета Центробанка Армении Смбат Насибян в интервью газете «Ноев Ковчег» анализирует финансово-экономическую ситуацию в Армении. Делится собственным видением необходимых изменений в финансово-экономической, денежно-кредитной политике государства. Проводит аналогии между армянским и международным опытом стимулирования экономики, обосновывает необходимость институциональных реформ в армянской экономике.


НЕСТАНДАРТНЫЕ РЕШЕНИЯ – ЗАЛОГ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ АРМЕНИИ



– Г-н Насибян, о необходимости коренного реформирования армянской экономики говорится давно. Говорит об этом еще с этапа митингов и новая власть, но воз и ныне там, хотя реальная борьба с коррупцией, в принципе, должна была как минимум сдвинуть его с места. Поговорим о причинах данного парадокса?

– Причин хватает. В Армении, как это сейчас модно говорить, изменилась ситуация. А смена ситуации, на мой взгляд, предполагает и наличие-внедрение новых институтов и механизмов регулирования экономики. Реализация революции – лишь первый шаг, вслед за ним должны последовать другие шаги. Из многочисленных стоящих сегодня перед Арменией вызовов мы с вами попробуем сосредоточиться на экономических, поскольку эта тема мне несколько ближе других. Дело в том, что при всех прежних властях в Армении уже были созданы псевдоинституты, реализовавшие, пожалуй, все возможные экономические реформы. В результате подобных реформ экономическое развитие уперлось в модель обеспечения экономического роста посредством роста потребления. Избрана эта модель была в период правления Сержа Саргсяна, и уже к 2018 году ее возможности оказались практически исчерпанными. Единственной целью этой модели являлось использование государственных ресурсов для обеспечения рентой действующую власть и ее окружение. Подобная модель присуща не только Армении, но и большинству постсоветских стран. Соответственно, сегодня, после «изменения ситуации» в Армении, мы столкнулись с необходимостью коренных изменений не только во властной пирамиде, но и в экономике. Предыдущая экономическая модель – это еле двигавшийся, дымящийся «Запорожец», более худшего авто я просто не знаю. И сегодня, убрав из этого «Запорожца» единственную движущую силу – взятки, новое правительство хочет, чтобы он еще и двигался быстрее, чем раньше. «Запорожец» все еще как-то движется по инерции, но я испытываю серьезные опасения, что очень скоро он остановится окончательно. Таким образом, нам предстоит начать экономические реформы даже не с нуля, а с глубокого минуса. Также нужно учитывать на основе опыта, к примеру, Индии и Аргентины, что проведения демократических выборов и даже внедрения демократических институтов для обеспечения экономического роста недостаточно. Существующая патрональная модель управления себя полностью исчерпала, и соответственно, есть нужда в новых экономических механизмах. Тем не менее, перед нами по-прежнему стоит вызов продолжения патрональной модели посредством устройства на различные должности и посты уже новых, но опять «своих» людей. Еще один важнейший вызов – отсутствие общей линии, единой стратегии реформ. Отсюда исходит угроза сегментарной реализации реформ и, как следствие, разрешения различными госструктурами сугубо частных, а не государственных проблем.

– В таком случае поделитесь Вашим видением новой модели, способной поставить армянскую экономику на рельсы развития.

– Для осуществления сравнительно безболезненного перехода экономики на новую модель необходим комплекс шагов. Прежде всего, нужно провести тщательную оценку ситуации. После чего с условием обязательного участия общественности выработать единую стратегию развития. Говоря о единой стратегии, я имею в виду необходимость тесной координации и согласованности работы госструктур. Центральный банк, Комитет госдоходов и Министерство финансов должны действовать автономно, однако, под жестким контролем и самое главное – в рамках общей, взаимодополняемой линии и стратегии. Необходима единая стратегия, в рамках которой общество и управленческий аппарат будут решать одну задачу и идти по одному пути. Именно общество должно «нацеливать» госаппарат и чиновничество на инициативность и достижение реальных результатов, а не на выполнение служебных обязанностей для галочки. Таким образом, институционализация управления экономикой неизбежна, без этого мы просто окажемся в тупике. Отказа от прежнего т.н. «ручного управления» экономикой недостаточно, нужно создавать и развивать понятную и одинаковую для всех эффективную институциональную систему, способную обеспечить не только существование государства, но и экономический рост. Лишь после этого нужно начинать разрабатывать и применять на практике нестандартные решения по развитию нашей экономики.

– А что Вы имеете в виду под нестандартными решениями?

– Начнем с финансов. Необходимость применения нестандартных решений обусловлена тем, что предлагаемые МВФ, ВБ и ЕБРР стандартные решения могут обеспечить лишь стандартные 5-7% экономического роста. Даже 5% рост экономики способен увеличить ВВП на душу населения в Армении приблизительно на $200, меж тем как рост экономики США всего в 1% увеличит ВВП на душу населения долларов на 500. Таким образом, все эти решения вполне прагматичны, но для Армении их недостаточно. Плюс к этому прогнозируемое повышение процентной ставки ФРС США не может не отразиться на питающемся международными деньгами межбанковском рынке Армении. На фоне же подорожания внешних заимствований нам придется искать новые финансовые источники. И вот тут просматривается необходимость в нестандартных решениях. Приведу один пример. Объем безналичных платежей в Армении не превышает 10%, в то время как в России достигает 55%. Сегодня мы привлекаем внешние средства под 5-6% в год, имея внутри страны ежегодный денежный оборот в 1,7 трлн драмов. Речь идет исключительно о средствах, поступивших на пластиковые карты наших граждан в виде зарплат. 80% этих средств обналичивается, меж тем как в случае безналичных платежей это привело бы к появлению на банковских счетах граждан остатка ресурсов в 2-3 млрд?$. И соответственно, понизило необходимость в привлечении дорогих денег извне. Для этого необходимо лишь одно административное решение. В выигрыше в результате останутся все.

– А какие нестандартные решения Вы видите в сфере инвестиций? Поговорим об инвестиционных перспективах Армении…

– Одно вытекает из другого – для того чтобы говорить о перспективах, опять-таки необходимо оценить ситуацию, в которой находится страна, оценить объективные ограничения, которых в Армении хватает. Это: недостаток энергоресурсов, ограниченные дорожно-транспортные коммуникации, небольшое население, не способное обеспечить всплеск внутреннего производства и потребления. Иными словами, искать точки роста инвестиций в армянскую экономику приходится в довольно неблагоприятных условиях, но это отнюдь не значит, что этих точек нет вовсе. Помимо недостатков, у Армении есть и преимущества: моноэтничное, компактное, легко управляемое и достаточно инициативное – готовое разделить бизнес-риски – население. Иными словами, нам следует трансформировать свой основной недостаток небольшой страны с небольшим населением в преимущество. В Сингапуре экономическое чудо стало возможным не только благодаря созданию благоприятного поля для инвестиций. Это был лишь первый этап. На втором правительство сделало все для привлечения в страну транснациональных компаний, начав с текстиля и закончив высокими технологиями. На мой взгляд, обеспечить экономике страны качественный и быстрый взлет способно появление в Армении всего 2-3 ТНК. И это касается практически любой сферы экономики. Нужно сделать все для привлечения таких компаний в Армению, конечно, в той мере, в которой это нам позволяет членство в ЕАЭС. Еще один плюс – небольшая территория, достаточно развитая инфраструктура, доступность и обширность интернет-покрытия дают Армении возможность стать площадкой апробации новых технологий с целью их дальнейшего внедрения на более крупных рынках. Могу сказать, что у меня лично есть подобный опыт.

– Подразумевает ли упомянутая Вами институционализация экономики Армении отказ от модели, ориентированной на стимулирование потребления?

– В Армении эта модель опирается на трансферты наших работающих за рубежом соотечественников и на внешние заимствования. В первом случае деньги просто тратятся в Армении семьями, во втором – поступают в госбюджет или расходятся по коммерческим банкам, которые в свою очередь кредитуют население. На эти деньги граждане, к примеру, приобретают автомобили. Лишь в прошлом году, если не ошибаюсь, в Армению было завезено 60 тысяч авто. Все эти машины были растаможены, суммы поступили в госбюджет, граждане стали автовладельцами, многие за счет взятых в банке кредитов, а экономика продемонстрировала некоторый рост. Все это, конечно, хорошо, но тут есть одно «но» – растущий внешний долг, что, скажем так, хорошо не очень. В результате применения подобной потребительской модели наш внешнеторговый дефицит достиг 2,3 млрд?$, а совокупный внешний долг приближается к годовому ВВП – 11 млрд $. Меж тем как рост этого долга имеет свои границы, со временем брать кредиты Армении станет просто невозможно.

– Коррупционная составляющая в системе налогообложения бизнеса в Армении со сменой власти исчезла, но недовольство предпринимателей деятельностью Комитета госдоходов никуда не исчезло. В чем причины подобного парадокса?

– Дело в том, что предыдущие власти формировали экономические механизмы с главной целью – обеспечить легкость коррупции. Соответственно, налоговая база не оставляла возможности ведения эффективного бизнеса никому, кроме приближенных к власти лиц. Налоговое законодательство устанавливало для всех хозяйствующих субъектов единый для всех официальный налог, выплатив который бизнес лишался возможности выживания. Прекрасно это понимая, налоговые органы под тем или иным предлогом облагали «своих» бизнесменов «неофициальным» налогом, половина которого выплачивалась в бюджет, а другая половина – в карманы чиновников, откуда деньги шли дальше «наверх». Сегодня, после уничтожения «ручного управления», бизнес фактически вынужден работать в условиях официального налогообложения. Что достаточно сложно и для «своих», и для «чужих». И здесь опять на первый план выходит необходимость институционализации. В данном случае институционализация подразумевает создание ситуации, в которой все будут равны перед законом и всем все будет одинаково понятно. С той разницей, что все налоги будут поступать исключительно в бюджет, а не в чьи-то карманы. Конечно, сделать это в одночасье невозможно, и для законодательных изменений в сфере налогообложения бизнеса потребуется переходный период. Убежден, что соответствующие решения в этот период должны приниматься не субъектами, а соответствующими институтами. Соответственно, уже сегодня необходимо определиться хотя бы с временным механизмом налогообложения, поскольку многие бизнесмены уже оглядываются с ностальгией даже на недалекое прошлое. И даже невооруженному глазу видно, что принцип новой власти «мы взятки не берем, так что идите работайте в рамках закона и платите налоги» не работает. Этот путь заведет нас в тупик.

– Достаточно стабильный драм – еще один кажущийся парадокс армянской экономики. И это на фоне обвала российского рубля, грузинского лари, азербайджанского маната, других национальных валют на пространстве СНГ…

– Для определения причин стабильности драма для начала нужно оценить целесообразность понижения его курса и лишь потом обратиться собственно к механизмам. Сразу скажу, что однозначно успешного рецепта тут нет. Высокий курс драма имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Если бы импорт в Армению не превышал экспорт, а экономика была самодостаточной, ослабление драма, конечно же, выглядело бы обоснованным. В этом случае колебания национальной валюты к существенной инфляции просто бы не привели, а привели бы к повышению уровня конкурентоспособности. Но, к сожалению, в Армении всего этого нет. Соответственно, падение курса драма приведет к немедленной шоковой инфляции и подорожанию всей импортируемой продукции. Меж тем как в результате практически двойного падения российского рубля инфляция в России сегодня не превышает 10%. Это стало возможным в результате экспорта из России сырья и энергоресурсов и налаженного в сравнении с Арменией местного производства. Теоретически девальвация драма предоставляет возможность сокращения внешнеторгового дефицита, поскольку резкое подорожание импортируемых товаров неминуемо приведет к снижению объема импорта в целом. Однако, пока что, к сожалению, мы наблюдаем обратный процесс, что в свою очередь ведет к утечке долларов и, соответственно, образованию в стране валютного дефицита. А это в свою очередь наносит удар по экономической активности. Теперь о механизмах. В марте 2009 года после резкого скачка доллара, который в один день подорожал на 60 драмов, власти объявили «о переходе на плавающий курс драма на основе рыночных механизмов». Меж тем как и в законодательстве по части денежно-кредитной политики, и в законе «О Центральном банке», и во всех действующих инструментариях и программах еще тогда был четко прописан именно плавающий курс. То есть решение было принято кем-то в обход действующего законодательства. Таким образом, регулирование валютного рынка происходит посредством как мягкого, так и достаточно «топорного» инструментария. Один из «топорных» инструментов в Армении – увеличение резервационного норматива в отношении выраженных в драме долларовых депозитов, что приводит к искусственному дефициту драма. Этот механизм ничего общего с рыночными механизмами не имеет. Конечно, то же самое могли сделать в Грузии и Азербайджане. Не сделали, потому что, в отличие от Армении, у них есть экономика. Просчитав вредоносные последствия искусственного дефицита национальной валюты для экономики, в Тбилиси и Баку предпочли отпустить курс лари и маната. Таким образом, денежно-кредитная политика должна постоянно и правильно балансировать между инфляцией и экономическим ростом на основе отношений, диктуемых рынком, а не интересами конкретных субъектов.

– Армения – достаточно комфортная для проживания страна. Это как-то влияет на наши экономические перспективы?

– Жить в Армении действительно весьма комфортно. Многие наши соотечественники из развитых стран утверждают, что в Армении соотношение цена-качество намного выше, чем в этих странах. В качестве важной проблемы они же указывают на недостаточно высокий уровень образования, особенно высшего. Прожив достаточно долгое время во Франции, я также могу это утверждать. Соответственно, нужно лишь немного подтянуть общий фон: безопасность, состояние улиц, транспорта, дорожного движения и т.д. Одним словом, навести в стране порядок. Примечательно, что, согласно последним данным Global Finance, Армения в рейтинге безопасных стран находится на 62-м месте, существенно уступая находящейся на 49-м месте Грузии. Соответственно, необходимо ужесточить наказание для нарушителей порядка, число которых после революции, к сожалению, выросло. Думаю, что в этом случае в Армению на постоянное место жительства потянутся многие, причем, не только наши соотечественники. Это также нестандартное решение, и таких решений очень много. Однако, все они упираются в одну весьма существенную для Армении проблему – функционирование государственного управленческого аппарата. И проблему консолидации общества вокруг этой машины. Общество должно видеть собственную необходимость, востребованность в деле развития страны. А не наблюдать за управлением страной на основе узкогрупповых интересов, как это имело место в Армении последние 28 лет.

– Попробуем подытожить нашу беседу перечислением основных тезисов.

– Извольте. В Армении произошла лишь смена власти. В экономике существенных изменений нет. Власти отказались от «ручного управления», но институциональное управление взамен не создали, не говоря уже о нестандартных решениях. Для выработки же нестандартных решений на основе институционализации экономики необходимо привлекать, консолидировать все имеющиеся мозги, все идеи, все новые подходы как в Армении, так и вне Армении. Альтернативы просто нет. Альтернатива – Армения, формирующаяся с обретения независимости. В экономике и финансах не существует однозначно правильных и неправильных моделей. Любая модель должна претворяться в жизнь в результате обсуждения общества, экспертов, а не узкой группы лиц или одним человеком. Прежние власти считали себя самыми умными, не считаясь даже с самой объективной критикой и новыми идеями. И мне совершенно не хочется, чтобы Армения вновь проходила уже пройденный с 1991 года путь.

Беседу вел Давид Степанян


Источник: Газета «Ноев Ковчег»

Поделитесь с друзьями:


Предыдущая новость: Следующая новость:
Подтверждена гибель россиян в катастрофе «Боинга» в Африке
Подтверждена гибель россиян в катастрофе «Боинга» в Африке
На борту самолета Boeing 737 MAX 8 компании Ethiopian Airlines,...
Друзья и соратники почтили память Смбата Айвазяна в пантеоне Ераблур — ему исполнилось бы 60 лет
Друзья  и соратники  почтили память Смбата Айвазяна в пантеоне  Ераблур — ему  исполнилось бы  60 лет
Друзья, родные, близкие и соратники в пантеоне Ераблур почтили...
В Армении в январе объемы торгового обороты выросли на 19,3%
В Армении в январе объемы торгового обороты выросли на 19,3%
В Армении в январе объемы торгового обороты выросли на 19,3% в...

Вклад армян в город Тбилиси
Мужеству ленинградцев
Премьера фильма "Крымчане" состоится 24 марта
Армянские эскизы Ашота Джазояна
ФИЛЬМ
Руководитель "Нораванка" о прессе диаспоры и газете "Ноев Ковчег"