Топ Новое

ТАНЕЦ – МЕТАФОРА МИРА: К 70-летию балетмейстера Р. В. Барсегяна

6-03-2020, 14:22 Просмотров: Культура
ТАНЕЦ – МЕТАФОРА МИРА: К 70-летию балетмейстера Р. В. Барсегяна


6 марта 2020, 14:22 - NovostiNK
Замечательный балетмейстер современности Рудик Вердиевич Барсегян на протяжении всей своей жизни занимается сочинением и постановкой народных танцев. Начав с родных армянских, теперь охватывает тематику танцев всех народов Кавказа. Барсегян создает настоящие картины исторических событий, повседневного быта, эмоций, черт характера того народа, той земли, о которых хочет рассказать. Перед зрителем предстает настоящий спектакль, на небольшом пространстве которого разворачивается насыщенный сюжет - повествовательный, комический, драматический. Сюжеты Барсегяна всегда правдивы и точны, потому что прежде всего от самого себя он требует максимально широкого изучения фольклорно-танцевальных источников и самого строгого отбора сюжетов.
Еще Гоголь писал в своих «Петербургских записках 1836г.»: - «Посмотрите, народные танцы являются в разных углах мира… Откуда родилось такое разнообразие танцев? Оно родилось из характера народа, его жизни и образа занятий...Руководствуясь тонкою разборчивостию, творец балета может брать из них сколько хочет для определения характеров пляшущих своих героев. Само собою разумеется, что, схвативши в них первую стихию, он может развить ее и улететь несравненно выше своего оригинала, как музыкальный гений из простой, услышанной на улице песни создает целую поэму. По крайней мере, танцы будут иметь тогда более смысла, и таким образом может более образно образиться этот легкий, воздушный и пламенный язык, доселе еще несколько стесненный и сжатый». Написано это было в начале века девятнадцатого, а уже в первой трети века двадцатого в Советском Союзе на государственной основе начали создаваться ансамбли народных танцев!

С тех пор термин «народный танец» существенно расширил включенные в него смыслы и ныне применяется к танцам, имеющим историческое значение в культуре любого народа. С самого начала развития народного танцакак жанра профессиональное искусство эстетизировало фолькорную основу, искало все новые формы выражения сути народного танцевального творчества и одновременно стремилось найти формы донесения до зрителя его смысла и красоты.
Основы этого художественного направления заложили такие балетмейстеры как П. Вирский, первый руководитель Государственного Ансамбля танца УССР, при котором новизна танцевальной формы поднялаисконно народную хореографию до совершенства классических образов. Вскоре засияли имена Т. Устиновой, руководителя танцевальной группы Хора им. М. Е. Пятницкого, обогощавшей направление народного танца все новыми фольклорными красками, Н. Надеждиной с ее ансамблем «Березка». Все они начинали свои постановки с народной тематики русских, украинских, белорусских танцев, постепенно расширяя географию привлеченного фольклора. В республиках Советского Союза работали Н. Ш. Рамишвили и И. И. Сухишвили – основатели Ансамбля народного танца Грузии, где как постановщики и хореографы прославились на весь мир великолепной способностью использовать танцевальный фольклор Грузии, А. Гарибян, в течение многих лет работавший балетмейстером Государственного ансамбля песни и пляски Армении, и конечно, работавший в Москве выдающийся балетмейстер и хореограф И. А. Моисеев, основавший свой Ансамбль,в работах которого уже мировая народная хореография сплавлялась с академическими основами танца.
Всех их считает своими учителями и кумирами Рудик Вердиевич Барсегян, своим подвижническим трудом достойно продолжая их миссию. Балетмейстер в переводе с немецкого – это мастер танца. Рудик Барсегян, заболев Танцем с раннего детства, это мастерство развивает истово, не задумываясь о силах и времени, отдаваемых любимому делу. Говорит – «в народных танцах нашел себя».

Армянин из Нагорного Карабаха, рожденный в многодетной семье, счастливой тем, что дождалась своего отца из пекла войны, он впитал в себя эту радость обычной жизни, изобилие отчей земли, величие любимых гор и чистоту родного воздуха, естественным образом определивших чистоту и честность его натуры и обостренную чувствительность к красоте, целостное восприятие гармонии мирного человеческогобытия. Наверное, все это и толкнуло его на путь творчества, которое еще зрело в пору его первых занятий в школьной самодеятельности, в Доме пионеров г. Степанакерта, где проявились его яркие данные танцовщика, артистичного, сильного и невероятно пластичного. Так, уже в восьмом классе средней школы, в свои пятнадцать лет, Рудик стал солистом Ансамбля песни и пляски Нагорного Карабаха! И остается верен ему на протяжении многих десятилетий.

Потом была служба в армии, в Дальневосточном военном округе, где уже получили признание его способности не только блестящего танцовщика, но и балетмейстера-хореографа.Еще во время службы его пригласили в Ансамбль «Вихрь» работать не только исполнителем, но и полноправным постановщиком танцевальных номеров. Коллектив был в основном славянский, а Рудик ставил там на национальном материале армянский, грузинский, азербайджанский танцы, и так уже умел объяснить смысл и технику каждого движения, его значение в контексте каждой композиции,непривычных для некавказских народностей, что удовольствие от результата получал и он сам, и исполнители, и конечно зрители. Туда и планировал направиться работать после армии совсем молодой Рудик Барсегян. По дороге во Владивосток он должен был заехать в Москву к начальнику и художественному руководителю Ансамбля песни и пляски МВО Сурену Баблоеву с письмом директора Госансамбля песни и пляски Нагорного Карабаха. Это письмо сыграло свою роль в крутом повороте жизненных планов Барсегяна. С. Баблоев, познакомившись с отличными отзывами на работы еще совсем молодого Барсегяна на родине, предложил Рудику остаться балетмейстером в его ансамбле и не разочаровался в нем. Там же Барсегян встретился, начал общаться, а потом и подружился на всю жизнь с Петром Шаболтаем, нынешним генеральным директором и художественным руководителем Кремлевского Дворца Съездов. Работа с С. Баблоевым подняла хореографическое мастерство Рудика Барсегяна на уровень высокого профессионализма, дав ему импульс к следующим вершинам своего развития, что ему самому было необходимо как воздух.

Потом была работа, если можно назвать работой творчество, в котором Барсегян жил как в естественной для него среде, в концертном Ансамбле песни и пляски «Строитель» Тихоокеанского флота, где Барсегян-балетмейстер не только существенно расширил танцевальный репертуар, но и создал целостную концертную программу с использованием и других жанров искусства. Рудик просто не чувствовал время, придумывая и репетируя даже тогда, когда все остальные уже давно покинули репетиционный зал. Он забывал об окружающих его людях, они казались ему мешающим фактором, и в таком творческом запале он однажды просто выгнал из зала группу высших офицеров Политуправления, пришедших посмотреть на его занятия, совершенно не отдавая себе отчет в том, кто это был. Но его поняли и – постановили создать Ансамбль песни и пляски ракетных войск «Красная звезда», куда Рудика пригласили создать с нуля балетную труппу, с чем он блестяще справился и стал там же главным балетмейстером.

Вспоминая это время, Рудик с улыбкой отмечает, что отбор в эту труппу у него был самый жесткий и по физическим данным танцовщиков, и по их артистизму. Он и сейчас придирчиво подбирает самых достойных исполнителей под каждый свой сюжет, и сам восхищается обладающими настоящим мастерством как солистами, так и кордебалетом, искренне восторгается выразительностью их глаз и рук, их умением полностью владеть своим телом как послушным инструментом, способностью понять и передать душу каждого танца. Но и результат такой требовательности и пристрастного отношения к малейшим нюансам постановок вызывает неизменно лишь восхищение зрителей и удовлетворение исполнителей, ведь трудные задачи решать всегда интереснее!

С этим ансамблем, расширяя репертуар, он поставил два молдавских танца и большую танцевальную композицию. При этом ему приходилось совмещать сочинительство с педагогикой классического танца и репетиторские обязанности, и все получалось, но оставляло все меньше времени для собственно сочинительства.

Одновременно Барсегян непрерывно учился, как мастерству в своей профессии, так и в общем образовании. Он успел закончить Государственный армянский педагогический институт и хореографическое отделение культпросветучилища. Затем был рекомендован к поступлению в московский Институт культуры на балетмейстерское отделение, куда представил как исполнитель и сочинитель свой дуэтный номер. После чего ректор института признал, что Барсегян уже готов как профессионал и - Рудик опять с улыбкой вспоминает его вердикт – «мы ничего не сможем ему дать»! Барсегян не огорчился, но продолжил свое самообразование, упорно накапливая знания. Все время жадно читал книги основателей профессии балетмейстера, особенно Ж.Новерра, К. Блазиса, М. Петипа, то есть тех, кто стоял у истоков создания классического танца. Изучал творчество своих кумиров-балетмейстеров, которые в то время активно творили.

Эти знания накапливались, ложились на собственный опыт, сливались с ним, рождая собственные находки. Уделяя пристальное внимание базовой хореографической подготовке, Барсегян придумал новые элементы работы у станка и на середине, собственные ноу-хау, которые сейчас находятся в процессе официальной регистрации.Он знал, насколько базовая классическая подготовка расширяет возможности танцовщика во владении собственным телом, обогащает затем рисунок танца. Это особенно важно в таких характерных танцевальных картинах, которые ставит сам Рудик, используя фольклорный материал и фрагменты истории народа, о котором рассказывает, тем самым разворачивая контекст, создавая драматургию сюжетаи придавая необыкновенную зрелищность национальным колоритам. Хореографические полотна Барсегяна начисто лишены однобокой развлекательной декоративности, потому что несут в себе прежде всего законченную мысль автора, гармонично выраженную в выверенных движениях.

После «Красной Звезды» Барсегян снова вернулся в Ансамбль С. Баблоева. Но даже при такой, наполненной сочинительством и напряженной работой,жизни Рудик продолжал участвовать во всех гастролях Ансамбля песни и пляски Нагорного Карабаха и как постановщик, и как танцовщик., а также стал и солистом в «Росконцерте», сотрудничал с ансамблем «Колхида» по приглашению его художественного руководителя Р. А. Джаниашвили, где поставил армянский танец. А. Гарибян, главный балетмейстер Ансамбля песни и пляски Армении и К. Насиров, главный балетмейстер Ансамбля песни и пляски Азербайджана, с которыми Барсегян уже был профессионально знаком и общался, приехали в «Колхиду» специально посмотреть на эту работу Рудика, и именно тогда стало развиваться особое сближение трех балетмейстеров, переросшее в дружбу, взаимно обогащавшую этих творцов национального танца. Вскоре этот номер увидел И. И. Сухишвили, основатель и художественный руководитель Академического ансамбля танца Грузии, ансамблем-спутником которого и являлась «Колхида». Номером он был восхищен настолько, что пригласил его исполнительниц в Грузию представлять его в своем ансамбле.

Для молодого балетмейстера Барсегяна было жизненно важно это общение в профессиональной среде признанных мастеров, но и он пользовался закономерным уважением за свои работы, творческие поиски. Корифеи признавали его индивидуальностьв создании танцевальных композиций и не чинились советоваться с молодым балетмейстером. Так у Рудика появлялись не только армянские, но и азербайджанские, горские танцевальные темы, палитра его поисков обогащалась новыми красками, которые подпитывались горевшей внутри творческой личности Барсегяна его любовью к родной Армении и всей культурекавказских народов, опираясь на всю их историю, которой он жаждал поделиться со зрителем. Он считает, что танец более всего зрелищно передает дух народа и хочет донести, что дух этот миролюбивый, что мы все можем жить, уважая друг друга. В наше непростое к мирному принятию друг друга время очевидно, насколько важен такой вклад в культуру народов, соседствующих друг с другом. Говорит - «в нашей истории столько ярких показательных моментов! История через танец – ставить можно бесконечно!» Эту убежденность можно считать творческим, да и жизненным кредо Рудика Вердиевича Барсегяна, которое время изменить не смогло.

Будущее балетмейстера Барсегяна было для него живым, ярким, многогранным и – несомненным. Но – грянули «лихие девяностые», когда сцены и экраны заполонила низкопробная попса, под которой как дерево в бурю, согнулась настоящая культура, а у людей осталась одна главная задача – выжить. Творчество как слово и понятие приобрело статус почти одиозный, вызывающий недоумение, государствустало не до него. Нужно было выживать и Рудику, содержать семью, и он вынужден был заняться бизнесом. Известное утверждение «талантливый человек талантлив во всем» применительно к Барсегянуполностью подтвердилось. И получалось у него отлично, что позволило ему даже стать спонсором уважаемым им артистов, Армянского камерного хора, Ансамбля танца «Лезгинка», помогать общественным организациям, хотя бы так – творя, потому что абсолютно бездуховная атмосфера «золотого тельца», поразившая в те годы нашу жизнь как гибельный вирус, не располагала к постановочной работе, а свою танцевальную карьеру к тому времени Барсегян уже закончил.

Однако нашлись люди, которых сложно так и назвать, которые были не согласны с такими успехами Барсегяна, но не нашли в нем понимания. Конфликт стоил Рудику восьми долгих лет потерянного здоровья, но в это тяжелое время он не переставал жить верой в свое дело – творчество. И в начале двухтысячных, встав на ноги, он к нему вернулся.

ТАНЕЦ – МЕТАФОРА МИРА: К 70-летию балетмейстера Р. В. Барсегяна


Тогда же Рудик познакомился с ансамблем «Айордик», где с тех пор работает с полной отдачей, восстанавливает свои ранние танцы, сочиняет и ставит новые. На общей картине творческих дел в военных ансамблях сильно сказалась своеобразный подход министра обороны того периода времени, который сокращал все, что возможно и невозможно. Досталось и военным ансамблям, было восемнадцать, к концу деятельности упомянутого министра в живых осталось шесть. С приходом нового министра обороны С. К. Шойгу положение стало выправляться, ансамбли стали восстанавливать. И общей горечи добавила гибель большой части коллектива Ансамбля песни и пляски российской армии им. Александрова в авиакатастрофе – удар, от которого было очень сложно оправиться и Ансамблю и современной российской культуре. Как-то сложилось, что Рудик Барсегян много работал именно для военных ансамблей, поэтому ту трагедию он принял и как свою, тем более что незадолго до нее по приглашению начальника Академического ансамбля песни и пляски российской армии Л. И. Малева начал работать и с этим коллективом, успел практически завершить постановку танца «Наездники», который занимает теперь особое место в творческом спектре Барсегяна. Задача, поставленная Л. И. Малевым заключалась в том, что нужен танец, который был бы понятен и близок всем народам Кавказа, был своим для каждого из них, отражал основные национальные черты кавказцев-мужчин как воинов, но защитников, умеющих уважать соседей, жить с ними в мире и вместе радоваться естественному течению жизни и сплотиться перед бедой. И Барсегяна сделал это! В его танце проявились черты осетин, казбегов, северо-кавказских народов и армян, грузин, азербайджанцев, так Барсегянсумел создать на коротком отрезке времени гармоничную картину кавказского духа, органичную и выразительную, заразительную в своей энергетике и – честную. М. Эсамбаев, еще один глубоко уважаемый Барсегяном человек и гениальный танцовщик, писал о глубоком духовном родстве хореографии, рожденной на разных широтах. Вот это родство и сумел органично выразить в своей композиции балетмейстер.

У хореографической картины«Наездники» большое будущее, потому что ее понимаешь и ей веришь. Это вообще отличительная черта всех сочинений Рудика Барсегяна, любой его танец -правдив, миролюбив, глубок по содержанию и очень красив по исполнению. Говорит – «я вижу», да, он видит в мире только добро и красоту, старается донести до каждого изначальный посыл культуры кавказских народов, чей фольклор он обязательно анализирует не только как танцевальную основу, но и в историческом контексте. Может быть потому жизнь постоянно приводила Рудика к работе с военными ансамблями, что он интуитивно ощущает наибольшее выражение убедительности миролюбия в том, что военные, как люди по долгу службы всегда готовые взять в руки оружие, немалое время отдают культуре как утверждению своей мирной устремленности. Уже сейчас он планирует восстановить «Наездников» в репертуаре Ансамбля им. Александрова, где после трагедии очень плотный график выступлений, и дальше ставить еще два танца, про которые не рассказывает заранее, но уже думает постоянно.

И еще одно направление будущей деятельности оформилось у Рудика Барсегяна – педагогическое. С детства погрузившись в стихию народного танца, пройдя его от азов исполнителя до вершин балетмейстерского мастерства он пришел к мысли создать свою школу и, может быть, создать собственный Ансамбль – народного сценического танца. Уже есть задумки танцевальных картин, а их названия-темы говорят сами за себя (и за Рудика тоже) – «Великая Армения», «Карабах», «Россия гостеприимная»…

«Изображение людей, память о которых дошла до нас... может возбудить в нас сочувствие ко всему доброму и отвращение от всего низкого и порочного, оно заставит краснеть порок, а добродетели придаст силы бороться с неправдою». Это слова из книги итальянского теоретика танца Карло Блазиса,писашего свои труды в девятнадцатом веке, и они в полной мере относятся к творческим и личностным устремлениям Рудика Барсегяна, который свои мысли через танец адресует людям, сохранившим Культуру в себе. Для этого он работает – изучает историю и фольклор, пишет либретто, сочиняет новые элементы, придумывает зрелищные трюки и режиссерские ходы, создает уникальный стиль номера и – верит в те высокие идеалы, ради которых трудились и творили его кумиры и учителя, вспоминая о них как о профессионально и граждански истинном, честном, красивом, о сердце танца именно народного, которому сам Рудик Вердиевич Барсегян служит всю свою жизнь, заняв достойное место в плеяде выдающихся балетмейстеров страны.

Наталья Кузнецова

Член Союза российских писателей.


Источник: NovostiNK


Поделитесь с друзьями:


Предыдущая новость: Следующая новость:
Премьер вручил паспорт гражданина РА 105-летнему Нурхану Юсуповичу
Премьер вручил паспорт гражданина РА 105-летнему Нурхану Юсуповичу
Премьер-министр Армении Никол Пашинян вручил паспорт гражданина...
Число жертв коронавируса в Италии выросло до 148 человек
Число жертв коронавируса в Италии выросло до 148 человек
За последние сутки в Италии от вызванных коронавирусом 2019-nCoV...
Венецианская архитектурная биеннале перенесена на три месяца из-за коронавируса
Венецианская архитектурная биеннале перенесена на три месяца из-за коронавируса
Дирекция Венецианской биеннале решила отложить на три месяца из-за...




Трейлер фильма Стаса Намина и Артема Микояна «Древние храмы Армении»





К 76-й годовщине полного освобождения Ленинграда от блокады





Армянские эскизы Ашота Джазояна