Топ Новое

Война на море в XXI веке: Оценка применения военно-морских сил в конфликтах нового тысячелетия

5-04-2019, 14:00 Просмотров: Аналитика
Война на море в XXI веке: Оценка применения военно-морских сил в конфликтах нового тысячелетия


5 апреля 2019, 14:00 - NovostiNK
Вооруженные конфликты нового века в очередной раз подтвердили важность комбинированного применения сил и средств различных видов и родов войск. При этом действия военно-морских сил (ВМС) характеризовались активным их применением для решения задач в рамках концепции «флот против берега».
Рассмотрим ряд наиболее характерных случаев боевого применения военно-морских сил в войнах и конфликтах начального периода нового тысячелетия.

ДЕЙСТВИЯ ВМС ИЗРАИЛЯ ВО ВТОРОЙ ЛИВАНСКОЙ ВОЙНЕ (2006 ГОД)

Военно-морская стратегия Израиля не представляет особый интерес для специалистов. В рассматриваемый нами период вся мощь израильских Военно-воздушных сил (ВВС) и ВМС была направлена на блокаду занятого противоборствующей стороной морского побережья, уничтожение объектов управления, дорожной инфраструктуры, электростанций и позиций ливанского шиитского движения в южной части Ливана, а также решение ряда иных задач.
В общей сложности израильские корабли провели в море более 8 тыс. часов и приняли непосредственное участие не только в морской блокаде ливанского побережья, но и активно поражали объекты на берегу. Для обстрела береговых целей при этом использовались установленные на корветах и катерах 76-мм корабельные артустановки «Ото-Мелара Компакт»; противокорабельные ракетные комплексы типа «Гарпун», способные поражать также и береговые цели; а также комплексы неуправляемого ракетного оружия.

В ходе проводившейся израильтянами операции по противнику в конечном итоге было выпущено более 100 тыс. снарядов и управляемых и неуправляемых ракет. Подразделения флота в общей сложности, согласно обнародованным в открытых источниках данным, поразили 2,5 тыс. целей, а совместно с сухопутной артиллерией – 7 тыс. объектов, в том числе 600 км дорог, 73 моста, 31 стратегическую цель (морские порты и аэропорт), электростанции и др. Однако в ходе применения сил и средств флота, как указывается, были повреждены или разрушены также объекты невоенного назначения, включая около 350 школ, два госпиталя и более 35 тыс. частных домов.

Впрочем, в ходе данной операции израильские Военно-морские силы понесли и потери, причем совершенно неожиданно. «Шок и трепет» – так было охарактеризовано состояние командования израильского флота 14 июля, когда неожиданно береговым противокорабельным ракетным комплексом был поражен израильский боевой корабль основного класса. Речь идет о корвете УРО «Ханит» (Hanit) типа «Саар-5» (Saar 5), который был поражен с помощью управляемого ракетного оружия (УРО) либо боевиками одного из боевых подразделений ливанского шиитского движения, либо проиранскими силами, либо и вовсе военнослужащими спецподразделений иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР).

Первоначально никто не мог поверить в то, что у боевых отрядов ливанского шиитского движения имеется противокорабельное ракетное оружие. На первых порах командование Военно-морских сил Израиля даже предполагало, что обрушившийся сверху удар был нанесен с помощью беспилотного летательного аппарата (БЛА). Однако в результате проведенного анализа специалисты установили, что выстрел по корвету был произведен с использованием противокорабельной крылатой ракеты, подрыв боевой части которой произошел над израильским боевым кораблем. Признавая этот факт, командующий ВМС Израиля контр-адмирал Ноам Фиг сообщил, «что одновременно с использованием однотипной противокорабельной ракеты атаке подверглось гражданское судно, шедшее под камбоджийским флагом и находившееся поблизости».

Причин поражения израильского корвета несколько, но главная связана с тем, что командование флота к тому времени, судя по всему, прочно забыло уроки войны 1967 года, когда 21 октября египетские катера уничтожили самый крупный израильский боевой корабль. Тогда вооруженные четырьмя советскими противокорабельными крылатыми ракетами П-15 два египетских ракетных катера атаковали эскадренный миноносец «Эйлат», шедший вблизи Порт-Саида. Египетская «история» поражения корабля повторилась в Ливане до мелочей: и по эсминцу, и по корвету удары произведены двумя противокорабельными ракетами.

Роднит эти события и то, что ни на «Эйлате», ни на «Ханите» не ожидали ракетной атаки. В первом случае никто не предполагал, что могут быть использованы небольшие катера, имеющие столь грозное и новое на тот момент времени оружие, а во втором ракетная атака с применением современного высокоточного оружия по кораблю не прогнозировалась вообще. Командир израильского эсминца в далекие 60-е годы проводил противолодочные маневры и был готов отразить атаки подводных лодок и крупных кораблей противника, а командир израильского корвета уже в наши дни не проводил ни противолодочных, ни противоартиллерийских маневров, то есть не выполнил действия, предусмотренные схемой «контур ПВО корабля». Стремясь поразить как можно больше целей на берегу, рассчитывая на авиационную поддержку с воздуха, он вел бой как бы в «полигонных условиях»: без того чтобы принять во внимание возможность противодействия противника. В результате современный корвет УРО вышел из строя на несколько недель.

Несомненно, экипаж израильского корвета не был готов к возможному обстрелу корабля современными противокорабельными ракетами с берега. Это произошло в первую очередь потому, что предупреждения, полученные от военной разведки еще в 2003 году, командование Военно-морских сил Израиля по каким-то одному ему ведомым причинам проигнорировало. «Ханит» подошел к ливанскому побережью на дистанцию 31 км, да еще и не включив систему обнаружения и противодействия ракетным атакам. Беспечность командира эсминца, оставившего без внимания запеленгованные корабельными радиолокаторами две двигающиеся с большой скоростью малоразмерные цели, привела к гибели эсминца и 47 человек (примерно 25% экипажа), а самонадеянность командира корвета УРО в правильности своих действий была не адекватна боевой обстановке и стала причиной гибели четырех военнослужащих.

ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНАЯ ТАКТИКА ШИИТОВ

После обстрела израильскими Военно-воздушными силами штаб-квартиры ливанского шиитского движения его лидер шейх Насралла объявил противнику «открытую войну». Ее первой жертвой и стал корвет УРО «Ханит», один из современнейших кораблей израильского флота.

14 июля в 8.30 по местному времени корабль был атакован противокорабельной ракетой С-802 иранского производства. В результате атаки на корвете возник пожар, кораблю был причинен значительный ущерб. При этом находившийся на борту корабля вертолет AS565SA «Аталеф» (местное обозначение вертолета AS565SA «Пантера») получил повреждения. Погибли четыре израильских моряка (численность экипажа корвета данного типа составляет 74 человека).

Примечательно, что на момент обстрела ни одна из противоракетных систем (корабль имеет три круга обороны: активные средства радиоэлектронной борьбы, пассивные средства радиоэлектронной борьбы и огневые средства перехвата, а именно зенитный ракетный комплекс «Барак-1» и 30-мм автоматический зенитный артиллерийский комплекс «Фаланкс» со скорострельной пушкой «Вулкан»), установленных на корвете, не находилась в дежурном или боевом режиме. По версии командования Военно-морских сил Израиля, разведка не сообщила, что на вооружении боевых отрядов ливанского шиитского движения есть ракеты C-802, которые способны поразить цель на удалении более 15 км от берега.

По другой версии, огневые системы противовоздушной и противоракетной обороны корвета были выключены из-за того, что в воздухе было много израильских самолетов: то есть либо командир опасался, что комплексы противовоздушной обороны его корабля случайно поразят свой же самолет, либо он просто не хотел «грузить» своих подчиненных сложной работой по постоянному обнаружению, классификации и сопровождению находящихся в районе нахождения корвета летательных аппаратов.

В третьей версии, которая также была выдвинута вскоре после трагедии с корветом, но в отличие от двух первых используется редко, утверждается, что между Военно-морскими и Военно-воздушными силами Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) не все так уж и ладно с системой опознавания «свой–чужой».

В момент обстрела большинство моряков «Ханита» находились в кают-компании, где проходила субботняя трапеза. Еще меньше афишируется тот факт, что боевики ливанского шиитского движения запустили вторую ракету по другому корвету, курсировавшему также с выключенными системами обнаружения и поражения воздушных целей немного дальше от берега. Этот корабль, впрочем, избежал трагической участи своих коллег, поскольку, на его счастье, на тот момент в 60 км от берега было пришвартовано камбоджийское торговое судно, на который вторая ракета в итоге и навелась (судно по всем параметрам оказалось больше, а потому и более «лакомым», чем корвет).

Примечательно, что израильское командование, предположив, что целеуказание для первоначального наведения противокорабельных ракет обеспечивали сотрудничавшие с боевиками шиитского движения радиолокационные посты слежения Военно-морских сил Ливана, отдало соответствующий боевой приказ израильским ВМС и ВВС, и те через несколько часов после ударов по корветам уничтожили все расположенные на побережье радиолокационные станции ливанских ВМС.

Комплекс ракетного оружия с управляемой противокорабельной крылатой ракетой С-802 представляет собой современный и достаточно сложный образец высокоточного оружия. Мобильный вариант данного комплекса включает в себя как минимум пусковую установку с имеющимися на ней тремя транспортно-пусковыми контейнерами (ТПК), машину управления и машину обеспечения. Для наведения противокорабельной ракеты на цель необходимо наличие системы целеуказания и управления, то есть кроме непосредственно пусковой установки необходимо иметь еще и машину управления с радиолокационной станцией и необходимой аппаратурой либо обеспечить получение данных целеуказания от внешних источников.

Успех действий при обстреле указанным противокорабельным ракетным комплексом современного корабля израильских ВМС, построенного с использованием технологий малозаметности «стелс», только подтверждает тот факт, что такая машина или такое внешнее целеуказание имелись. Хотя израильская авиация и уничтожила через некоторое время в портах, на маяках и на береговых постах все ливанские радиолокационные станции, обеспечивавшие безопасность мореплавания и решение иных задач, но это совершенно не означает, что уничтожены были собственно пусковые установки противокорабельных ракет, имевшиеся в распоряжении ливанских шиитов.

Особо следует отметить, что подрыв боевой части противокорабельной крылатой ракеты над палубой израильского корвета совсем не был промахом или ошибкой оператора, как поспешили заявить отдельные эксперты и средства массовой информации. Поскольку примененная по израильскому боевому кораблю китайская противокорабельная ракета С-802 является фактически чуть ли не точной копией (возможно, с незначительными доработками) французской ракеты аналогичного класса «Экзосет», а точнее, одной из ее первых модификаций, то у ракеты С-802 должно быть в наличии и два аналогичных типа взрывателей: контактный (замедленного действия) и неконтактный (радиовзрыватель). Второй используется в двух случаях: когда необходимо нанести максимально возможное поражение верхней палубе боевого корабля или когда предполагается поражение малоразмерной цели.

Принимая во внимание изложенные факты, можно сделать вывод о том, что подрыв боевой части примененной ракеты С-802 над палубой израильского корвета УРО «Ханит», с большой долей вероятности, все же был произведен целенаправленно с использованием радиовзрывателя. В результате ракетного удара на корвете был уничтожен вертолетный ангар, серьезно повреждены вертолетная площадка и рядом расположенные надстройки, однако экипаж сумел своими силами довести корабль своим ходом до ближайшего пункта базирования.

ВМС НАТО В ОПЕРАЦИИ ПРОТИВ ЛИВИИ (2011 ГОД)

В период военной операции против Ливии в Средиземном море находилось семь американских боевых кораблей, включая многоцелевую, или, как именуют на Западе, ударную, атомную подводную лодку. В частности, в подчинении у американского корабля управления LCC-20 «Маунт Уитни» во время проведения рассматриваемой операции находились универсальный десантный корабль LHD-3 «Кирсарж», десантный транспорт-док LPD-15 «Понс» (типа «Остин»), эсминцы УРО DDG-52 «Бэрри» и DDG-55 «Стаут» (типа «Арли Берк»), многоцелевые атомные подводные лодки SSN-719 «Провиденс» и SSN-756 «Скрэнтон» (типа «Лос-Анджелес») и атомная подводная лодка с крылатыми ракетами морского базирования SSGN-728 «Флорида» (типа «Огайо»; четыре стратегических подводных ракетоносца типа «Огайо» в свое время были переоборудованы в носители крылатых ракет и групп спецназа). Радиоэлектронное подавление обеспечивали самолеты радиоэлектронной борьбы корабельного базирования EA-18G «Гроулер».

Министр обороны США Роберт Гейтс заявлял, что он приказал направить в Средиземное море, к берегам Ливии, два корабля с 400 морскими пехотинцами на борту. Дополнительно Соединенные Штаты отправили к берегам Ливии атомный многоцелевой авианосец «Энтерпрайз», который был отозван с задания по борьбе с сомалийскими пиратами. Кроме того, у берегов Ливии находились британские фрегаты УРО «Вестминстер» и «Камберленд», а также французский атомный многоцелевой авианосец «Шарль де Голль». В операции участвовала и британская многоцелевая атомная подводная лодка типа «Трафальгар». Подводные лодки применяли по назначенным целям крылатые ракеты из подводного положения, осуществляя маневрирование на глубинах около 50 м.
В свою очередь, Бельгия направила минный тральщик «Нарцисс», а Турция, неоднократно заявлявшая, что не примет участия в военной операции против Ливии, 25 марта все же выделила пять надводных кораблей своих Военно-морских сил и одну подводную лодку.

За 10 суток силы коалиции выпустили по целям и объектам на территории Ливии 203 крылатые ракеты морского базирования «Томагавк» и сбросили четыре управляемые авиабомбы. Для сравнения: во время войны в Персидском заливе за освобождение Кувейта было выпущено 288 крылатых ракет большой дальности.
Примечательно, что в ходе первых же ударов было израсходовано около 70–80% общего боекомплекта «Томагавков», имевшегося у американских моряков на кораблях и подводных лодках в Средиземном море, и пополнить его можно только с прибытием кораблей из США, то есть через две или даже три недели. В свою очередь, у британских Военно-морских сил была опустошена пятая часть общефлотского арсенала «Томагавков».

Следует особо заметить, что некоторые типы вооружения, имевшегося у вооруженных сил стран Запада, впервые в боевых условиях были применены именно в Ливии. В частности, атомная подводная лодка с крылатыми ракетами «Флорида» впервые участвовала в боевых действиях, выпустив по назначенным ей целям множество крылатых «Томагавков».

Кстати, тактическая крылатая ракета «Томагавк» Block IV (TLAM-E) также впервые была опробована против реальных целей. Впервые в реальных условиях были использованы также усовершенствованные средства доставки боевых пловцов ASDS (от Advanced SEAL Delivery System) и другие образцы вооружения ВМС США.


ТАКТИКА ВМС ЛИВИИ

Рассмотрим теперь ситуацию с другой стороны, а именно с точки зрения тактики действий, применявшейся в то время ливийским военно-морским командованием.
В военных учебных заведениях СССР в начале 1980-х годов проходили обучение 100 ливийских военных моряков и 16 летчиков морской авиации ВМС Ливии. Это оказало свое влияние на ход боевых действий на море в будущем.

Так, например, 30 апреля 2011 года в гавани Мисурата состоялся, пожалуй, первый настоящий морской бой в ливийской войне. Ранее Военно-морские силы Каддафи осуществили блокирование порта путем установки мин, затем сухопутные части полковника нанесли удар и завладели портом Мисурата, что признали и в лагере мятежников. И если до этих событий корабли Объединенных военно-морских сил НАТО патрулировали на значительном удалении от берега, то после наступления правительственных сил на стратегический порт, куда до этого свободно заходили суда повстанцев, корабли НАТО вынуждены были подойти ближе к берегу, прикрывая операцию по разминированию порта.

В ответ ливийские моряки предприняли попытку повторной установки мин, используя для этого легкие катера. Канадский фрегат «Шарлоттаун» совместно с британским и французским боевыми кораблями вынужден был подойти ближе к берегу, после чего открыл огонь по катерам, пытавшимся прорваться к порту Мисурата. В результате натовские корабли неожиданно попали под обстрел замаскированных береговых батарей армии Каддафи. Возможно, что катера сознательно вызывали огонь на себя, выманивая крупные боевые корабли на ту дистанцию, с которой береговая артиллерия была в состоянии их уверенно поразить. Также такой маневр на флоте, по словам моряков, часто используют для того, чтобы заманить противника на заранее подготовленное минное поле.

Удивительные боевые эпизоды современной войны на море – удары с применением одиночных реактивных систем залпового огня типа БМ-21 «Град», дальность стрельбы которой не превышает 40 км, по эсминцам и фрегатам УРО Военно-морских сил Великобритании, Канады и Франции у Мисураты и Бреги. Шансов выжить у атакующих, по оценкам экспертов, было где-то 0,1%, но они выжили и даже сделали невозможное – корабли они не просто отогнали, а выгнали из территориальных вод Ливии! 30 мая войска Каддафи атаковали канадский фрегат УРО «Шарлоттаун» в месте его дислокации у порта Мисурата. Всего по фрегату было выпущено около двенадцати 122-миллиметровых реактивных снарядов установки БМ-21 «Град» российского производства.

Никаких повреждений фрегат УРО «Шарлоттаун», впрочем, не получил, никто из членов экипажа канадского боевого корабля не пострадал. В тот же день британская газета «Дейли телеграф» сообщила, что эсминец «Ливерпуль» Королевских ВМС Великобритании во время патрулирования у ливийского побережья был обстрелян противокорабельными ракетами. Впрочем, повреждений в результате этой атаки, судя по всему, не было.

Примечательно, что морской бой в гавани Мисурата, по-видимому, стал первой артиллерийской дуэлью береговых батарей и кораблей флота у берегов Ливии со времен Второй мировой войны. Кроме того, это был и первый со времен Корейской войны 1950–1953 годов морской бой, в котором принимал участие боевой корабль Королевских Военно-морских сил Канады. Возможно, впрочем, что он лишь первый в ряду аналогичных событий, в которых придется принимать участие канадским военным морякам в новом веке и тысячелетии.

РОССИЙСКИЙ ПОДХОД

В заключение рассмотрим действия российского Военно-морского флота в рамках операции российских Вооруженных сил в Сирии (участие ВМФ РФ в так называемой войне 08.08.08 на Кавказе мы здесь рассматривать не будем, поскольку данный вопрос уже неоднократно освещался в российских СМИ).
Главным, по крайней мере для разведки противника, событием этой операции стали залповые ракетные стрельбы новейшим российским ракетным комплексом «Калибр-НК», выполненные боевыми кораблями Каспийской флотилии по целям террористов в Сирии в октябре 2015 года. В общей сложности тогда было выполнено 26 пусков крылатых ракет морского базирования по 11 целям в Сирии, при этом все цели были успешно поражены. Пуски крылатых ракет большой дальности 3М-14 комплекса «Калибр-НК» проводились из юго-западной части Каспийского моря, в операции приняли участие четыре ракетных корабля: «Дагестан» (проект 11661), «Град Свияжск», «Углич» и «Великий Устюг» (проекта 21631).

Политический смысл запуска российских аналогов американских «Томагавков», пролетевших над территориями Ирана и Ирака, заключался в демонстрации возможностей Вооруженных сил РФ и отечественного оборонно-промышленного комплекса. При этом в своих комментариях представители российского военно-политического руководства подчеркивали, что боевая часть «Калибров» может быть и обычной (фугасной), и ядерной. Особо следует отметить, что данный ракетный комплекс изначально задумывался как универсальный – морского (надводные корабли и подводные лодки), сухопутного и воздушного базирования. Новые российские крылатые ракеты представляют собой «очень большой вызов» для США, поскольку позволяют поражать цели на территории Северной Америки, не покидая воздушного пространства или территориальных вод России.

Сирийская кампания также стала первым опытом масштабного применения подводных лодок семейства «Варшавянка» и малых ракетных кораблей типа «Буян-М», которые вооружены крылатыми ракетами комплекса «Калибр». В частности, 17 ноября российская дизель-электрическая подводная лодка проекта 636.3 «Ростов-на-Дону», совершающая переход с Северного флота в Новороссийск, ударила по целям противника в окрестностях города Ракка – тогдашней «столицы» террористов. Данная ракетная стрельба стала первым случаем применения крылатых ракет морского базирования по объектам реального противника в истории отечественного флота.

Особо следует отметить, что оперативная эскадра ВМФ России, находящаяся в восточной части Средиземного моря вблизи Сирии, решает несколько задач. Во-первых, она имеет целью снизить вероятность потенциального вмешательство Запада в данный конфликт. Во-вторых, она дает возможность прикрыть район базирования российского флота в Тартусе. В-третьих, мощные системы ПВО эскадры создают условия для предотвращения возможности создания «бесполезной зоны» над севером Сирии, на чем постоянно настаивает Турция. В-четвертых, российские БДК участвуют в операции, получившей неофициальное название «Сирийский экспресс», в рамках которой осуществляется доставка боеприпасов, снаряжения, оборудования и иных грузов в Сирию.

ПОДВЕДЕМ ИТОГИ

Анализируя случаи применения военно-морских сил разных стран мира в вооруженных конфликтах и войнах начала XXI века, можно отметить следующие их особенности.

Во-первых, данные операции активно используются в целях проверки максимально возможного количества новейших образцов военно-морских вооружений и военной техники. Так, например, в ходе Второй ливанской войны третья страна (возможно, Иран или КНДР) провела испытание своей новейшей противокорабельной ракеты, которая была поставлена боевикам «Хезболлы» и применена по израильскому боевому кораблю. В итоге был развеян миф о превосходстве современных израильских средств ПВО, а способность израильской противоракетной обороны защитить территорию Израиля от ракетного оружия была поставлена под сомнение.

Во-вторых, на примере операции в Ливии стало понятно, что военно-политическое руководство США и НАТО все с меньшей охотой отдает приказы на участие своих вооруженных сил в сухопутных операциях. Войну вели в основном страны региона и сами ливийцы, а Североатлантический альянс ограничился морской и воздушной поддержкой.

В-третьих, большим сюрпризом для Запада оказалась массовая «калибризация» российского ВМФ, то есть серийная поставка ракетного комплекса «Калибр» на различные носители – надводные корабли и подводные лодки. Массовое развертывание данных ракетных комплексов, которые имеют также варианты наземного и воздушного базирования, особенно в случае окончательного развала Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, позволит создать серьезную угрозу для безопасности европейских стран НАТО и для самих Соединенных Штатов, что дает возможность избежать дальнейшего наращивания со стороны Запада темпов гонки вооружений.


Анатолий Цыганок - Военный эксперт

Источник: NovostiNK


Поделитесь с друзьями:


Предыдущая новость: Следующая новость:
Теван Погосян: Заявление Мехрибан Алиевой было попыткой ответа на миротворческую инициативу Анны Акопян
Теван Погосян: Заявление Мехрибан Алиевой было попыткой ответа на миротворческую инициативу Анны Акопян
Заявление Мехрибан Алиевой было попыткой ответа на миротворческую...
Рак – это просто болезнь, нельзя воспринимать его как приговор. Анна Акопян в США
Рак – это просто болезнь, нельзя воспринимать его как приговор. Анна Акопян в США
Вечером 3 апреля супруга премьер-министра РА, председатель Совета...
Что показали муниципальные выборы в Турции
Что показали муниципальные выборы в Турции
Следует заметить, что муниципальные выборы в Турции крайне...

Секрет успеха армян в их индивидуальности
Вклад армян в город Тбилиси
Мужеству ленинградцев
Армянские эскизы Ашота Джазояна
ФИЛЬМ
Руководитель "Нораванка" о прессе диаспоры и газете "Ноев Ковчег"